Jump to content

Бар "У сбитого вирпила"


Recommended Posts

7 минут назад, DeadlyMercury сказал:

Вот тебе пример откровенно дешманского

У нас на работе несколько лет назад закупили такие кресла. Максимально дешёвые. Ну, полгода они отслужили, всё, что могло поломалось, сиденье на одном винте стало нормой. В таком виде и остаются по сей день. 

Покупать такое возможно только при приставленном к затылку пистолете. 

Link to post
Share on other sites
1 минуту назад, MicroShket сказал:

У нас на работе несколько лет назад закупили такие кресла. Максимально дешёвые. Ну, полгода они отслужили, всё, что могло поломалось, сиденье на одном винте стало нормой. В таком виде и остаются по сей день. 

Покупать такое возможно только при приставленном к затылку пистолете. 

Ага. Я к тому, что наклон спинки - не показатель цены кресла.

**Сиденье без спинки, попрошу заметить! :) Либо спинка, свернутая вбок :)

 

 

Link to post
Share on other sites

Да наверное все знакомы с такими креслами :) 

А в целом когда кресло все же чуть дороже и чуть лучше такого дешманского - у него чаще газлифт подыхает.

Edited by DeadlyMercury
Link to post
Share on other sites

Ещё говорят, что в мире в год в среднем мучительной смертью погибает 8,5 человек от неисправного газлифта. Так что будьте внимательны и осторожны!

Link to post
Share on other sites
6 часов назад, MaV сказал:

Везде в основном какая-то хрень жуткая...

 

Угу. Я тоже долго искала стол. Много посмотрела, но это все занеприличные деньги. В итоге ножки - Икея, а столешницу заказала по своим размерам из массива. 😀

Link to post
Share on other sites

Новость хорошая. Но подача..  Как на полном серьёзе можно нести ахинею типа "его потолок был выше потолка истребителей", "лучший бомбардировщик войны" и вот это вот все. 

Link to post
Share on other sites

Групповой полёт сразу десяти «Авэнджеров», когда запускают моторы не хватает только суеты на палубе авианосца перед атакой на «Ямато»)

 


кстати, кто не читал рекомендую воспоминания офицера японского флота Хара Тамеичи , он командовал крейсером «Яхаги», который сопровождал «Ямато» и тоже был потоплен в том бою.  В конце книги подробно описана та атака палубной авиации, как он говорит что после боя не свихнулся только благодаря «звериной» ненависти к американским летчикам.

на фотографиях - атака на «Яхаги» и взрыв на «Ямато»

 

 

 

 

E526A313-82E3-4B55-B790-682AA856C73E.jpeg

6B59D4CD-F961-443D-AA6D-80ACB7D71680.jpeg

6AA805FF-1BD8-442D-A207-D8E532D65150.jpeg

  • Like 1
Link to post
Share on other sites
  • 2 weeks later...
5 часов назад, Elsa сказал:

Темпест! :)

  Скрыть содержимое

 

 

Ну картинки конечно красивые ... и только ... 

Link to post
Share on other sites
On 8/4/2020 at 5:16 PM, ROSS_DiFiS said:

Бог мой. Центр Кишинева. Там правда так убито все сейчас?

Да, но это вы ещё Тирасполя не видели, Кишинёв по сравнению с ним, просто центр цивилизации.

 

Если тайминг не сработает, то про нас шутят с 6:19.
 

 

  • Haha 1
Link to post
Share on other sites

Читаю тут мемуары Анатолия Равиковича, и один эпизод очень напомнил местных красных вирпилов. 🤔 

Скрытый текст

Я успел к последним репетициям «Бойкого места», сыграл премьеру и снова получил очередную роль в очередном спектакле. Назывался он «Зина» – про войну. Под Зиной автор подразумевал Зою, Зою Космодемьянскую. Но поскольку он позволил себе некоторые художественные вольности, отступления от фактов, то решил не дразнить гусей, а назвать Зою Зиной, чтобы на возможные претензии резонно ответить: «А я писал не про Зою, а про Зину».

Я играл адъютанта штурмбаннфюрера эсэс Шмульке, начальника гестапо. А самого начальника играл колченогий Красновицкий, наш новый актер. Зою, тьфу, Зину играла Нелли Залаева из самодеятельной студии Ильи Ольшвангера из Ленинграда.

Это была ее первая за полтора года по-настоящему большая драматическая роль, и она мечтала о сумасшедшем успехе, о слезах потрясенной ее игрой публики, о влюбленных в нее поклонниках. Словом, обо всем, о чем мечтает, если не лукавит, любой артист. Разница лишь в том, что некоторые, посмеиваясь над собой, засунут эти мечты в дальний ящик и займутся работой, стараясь хорошо делать любую роль – большую и маленькую. А другие сидят и ждут чуда: вот придут к ним и скажут: «Стол накрыт, пожалуйте к Гамлету». И вот тогда-то они встанут и удивят весь мир своим искусством. Но не раньше. Нелли была именно такой. И когда ей выдался счастливый случай, она оказалась к нему не готова. Все, на что ее хватило, – это сделать красивый грим, уложить волосы и надеть ватник, сшитый по фигуре из хорошего сукна. На ноги она надела хромовые сапожки. В сцене, когда ее приводят на допрос к начальнику гестапо, она появлялась в эффектной шелковой сорочке много выше колен с блестящими, чисто вымытыми волосами, босиком, но с педикюром на ногах. Она выходила вперед на авансцену и говорила только в зал, не обращая внимания ни на Шмульке, ни на меня, ни на Штольца-эсэсовца, который должен был ее пытать.

– Где партизанэн? Отвечайт! – говорил ей Шмульке с сильным эстонским акцентом.

– Никогда я не скажу тебе, где мои товарищи, – отвечала смелая Зина. – И пусть я умру, они отомстят за меня.

– Штольц! – кричал разъяренный Шмульке, – начинай пытать, заставь ее говорить, где партизаны!

И тут Штольц закатывал рукава, обнаруживая страшные, поросшие рыжими волосами, наклеенными специально для этой сцены, руки. Мерзко улыбаясь, он медленно шел к Зине. Что было дальше, публике не дано было увидеть, потому что занавес закрывался. Антракт.

Мы играли «Зину» где-то около месяца, как вдруг случилось довольно странное происшествие. Был антракт. Мы сидели в большой гримерке и курили.

В открытую дверь заглянул администратор, поискал глазами артиста Красновицкого, сказал: «Александр Петрович, к вам тут товарищ» – и исчез.

Александр Петрович быстро вскочил, загасил сигарету и с готовностью направился к дверям, по пути одергивая свой черный эсэсовский мундир и слегка выпятив грудь. В дверях стоял красивый мужик лет сорока пяти, с орденской планкой на гимнастерке и палкой, на которую он тяжело опирался.

– Слушаю вас, – любезно улыбнулся Красновицкий, подходя к дверям.

– Здравствуйте, – сказал мужчина. – Я вот сейчас смотрел ваше представление…

– Да-да, – Красновицкий сделал рассеянно-безразличное лицо, ожидая от зрителя комплиментов за свою проникновенную игру и давая понять, что для него это вполне привычное дело.

– Вы там полегче с Зиной.

– Простите, в каком смысле полегче? – спросил Александр Петрович, все еще улыбаясь.

– Скажите рыжему, чтобы полегче. Не надо этого ничего.

Мы замерли. Ситуация была совершенно дурацкая. Было непонятно, этот человек нас разыгрывает или он относится к происходящему на сцене так, как будто это происходит на самом деле. Александр Петрович довольно деланно рассмеялся:

– Мне, конечно, приятно, что вы так искренне воспринимаете нашу игру, но поверьте, что это всего лишь спектакль и ничего плохого с Зиной не случится. Это ведь не Зина, это – артистка Нелли Залаева, и у меня с ней, кстати, очень хорошие отношения, а я не Шмульке, а артист Красновицкий. Это спектакль.

– Это я понимаю, что спектакль, – хмуро сказал военный, – иначе я бы с вами по-другому разговаривал. Он посмотрел на Александра Петровича, и его серые глаза расширились, а лицо побледнело: – В общем, я вас предупредил. – И он, не прощаясь, ушел.

– Он что – псих ненормальный? – нервно обратился Красновицкий к нам, свидетелям этой сцены. – Или полный идиот.

– Нет, это просто ты гениально играешь. Если бы у тебя еще акцент был немецкий, а не эстонский, он бы вообще тебя застрелил, – дружески пошутили коллеги и отправились начинать второй акт, потому что дали третий звонок.

Второй акт начинался «с захлеста». Повторялся финал первого акта, а потом уже шли дальше.

Раздвинулся занавес, обнаружив стоящих в той же мизансцене Шмульке и Штольца, а затем ввели Зину. Она снова отказалась выдать партизан, и снова Шмульке-Красновицкий приказал Штольцу надругаться над отважной партизанкой.

– Ну, гады, я вас предупреждал! – раздался голос из зала, и мы увидели в проходе нашего давешнего знакомого, устремившегося к нам.

Никто не успел глазом моргнуть, как он оказался на сцене и, рванув к большому портрету фюрера, висевшему над столом оберштурмбаннфюрера, сорвал его, бросил на пол и со словами: «Хватит, насмотрелись!» – стал топтать его ногами. Потом он переключил свое внимание на Красновицкого, замершего от ужаса, и, схватив за грудки, страшно ударил в лицо. Дальше началось невообразимое. Мы все, кто был на сцене и кто стоял за кулисами, бросились на мужика и попытались его скрутить. Но куда там! Он бешено отбивался, рассыпая направо и налево удары, пока не обессилел и не сдался. Вызвали милицию. Его отвезли в отделение и, говорят, тут же отпустили как инвалида войны. 

 

  • Like 1
  • Haha 1
  • Upvote 1
Link to post
Share on other sites

товарищи по страйкболу решили высмеять киноштампы в нашей отечественной киношке про войну)
хоть и переигрывают,  и при этом получилось занятно)
Просьба поддержать товарища просмотрами!
 

 

Edited by SV7_Zommer
  • Thanks 3
Link to post
Share on other sites
14 минут назад, DeadlyMercury сказал:

Это его так взрывом разорвало или просто от пожара листы выгнулись?

Взрыв БК в подписи.

Link to post
Share on other sites

Только повреждения нехарактерны для подрыва боекомплекта. На итало-немецкой кинохронике видно, что у него в двигательном отсеке нет ни былинки. Танк подбит и захвачен. Скорее всего, подорван. 

Link to post
Share on other sites
  • DiFiS changed the title to Бар "У сбитого вирпила"

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!

Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.

Sign In Now
×
×
  • Create New...