Перейти к содержимому
=2ndSS=JOCKER

Они сражались за Родину !

Рекомендованные сообщения

 

Спасибо!

Журналисты дебилы конечно, всякую чушь написать - это не вопрос, какие-то там штурмовки приплели в начале Великой Отечественной войны, зачем ?

 

Этот самолет Дб-3 №1451 из 4 эскадрильи 42-го ДБАП, не вернулся из боевого вылета, сбит истребителями противника 25.02.1940 года, то есть во время Советско-Финляндской войны... 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Стрелок-радист с Ил-2, совершивший 102 боевых вылета.

 

https://zen.yandex.ru/media/valerongrach/strelokradist-s-il2-sovershivshii-102-boevyh-vyleta-5a22fe9e79885e1c213ae32d?

  • Поддерживаю! 3

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

 Старший сержант Николай Фадеевич Марков.

 

http://aeslib.ru/istoriya-i-zhizn/velikie/podvig-starshego-serzhanta-markova.html?utm_referrer=https%3A%2F%2Fzen.yandex.com

  • Поддерживаю! 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Радистка Лена, или она молчала, даже когда ей отрубили кисти рук...

 

https://fishki.net/2459026-radistka-lena-ili-ona-molchala-dazhe-kogda-ej-otrubili-kisti-ruk.html

  • Поддерживаю! 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

 Екатерина Демина (Михайлова). 

 

http://frontovik.org/sovetskij-soyuz-rkkf-rkka-vmf-sa-1917-1991/voennaya-istoriya/malenjkij-morpeh-ekaterina-demina-1431/

Изменено пользователем Alex_S
  • Поддерживаю! 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Лётчицы Герои Советского Союза Руфина Гашева (слева, 848 боевых вылетов) и Наталья Меклин (Кравцова) (980 боевых вылетов).

post-4238-0-58694300-1514142566_thumb.jpeg

  • Поддерживаю! 2

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Евпаторийский десант
 
oRKqFpo73-I.jpg
 

Нет, наверное, такого человека, который бы не слышал песни Владимира Высоцкого «Черные бушлаты». Но вот какому событию она посвящена и кто стал прообразами героев пронзительной военной баллады, известно немногим.
5 января 1942 года, в Крыму был высажен Евпаторийский десант - тактический морской десант советских войск с целью отвлечения части немецких сил от Севастополя и Керченского полуострова. 
 
4 января в Стрелецкой бухте Севастополя были сосредоточены те, кому предстояло высаживаться в Евпатории. В десант уходили 533 моряка из состава 2-го полка морской пехоты под командованием капитан-лейтенанта Константина Георгиевича Бузинова, три группы разведчиков штаба Черноморского флота, которыми командовали капитан В.Топчиев, капитан-лейтенант И.Литовчук и старший лейтенант Н.Панасенко. В состав десанта вошёл и сводный отряд, состоявший из пограничников и милиционеров. Его возглавил начальник евпаторийского горотдела НКВД капитан милиции П.Березкин, который направлялся в город со специальным заданием. 
К наступлению темноты на корабли погрузились 740 человек, три лёгких артиллерийских тягача Т-20 «Комсомолец» с тремя 45-мм орудиями и два плавающих танка Т-37. 
 
В 23 часа 30 минут отряд кораблей - тральщик «Взрыватель», морской буксир СП-14 и семь морских охотников типа МО-IV - под общим командованием капитана 2-го ранга Николая Буслаева взял курс на Евпаторию. Шли без огней, соблюдая полную светомаскировку. Двигатели, переведённые на подводный выхлоп, практически не издавали шума. 
 
В 2 часа 41 минуту 5 января корабли подошли к точке развёртывания и по сигналу с флагмана устремились к заранее намеченным пунктам высадки десанта. Ровно в 3 часа ночи высадка началась. 
Удивительным было то, что противник не оказывал ни малейшего сопротивления. Четыре морских охотника одновременно ошвартовались у Хлебной и Товарной пристаней, разгрузились, также беспрепятственно отошли и заняли позиции на рейде. Следом к причалам подошла ещё пара охотников. Они зажгли сигнальные огни, обозначив створы для подхода и швартовки тральщика и буксира, а находившиеся на них десантники стали готовить сходни для выгрузки тяжёлой техники. Седьмой катер всё это время находился у входа в порт, координируя по рации действия кораблей и подразделений десанта. Пока всё шло как по нотам. 
С тральщика оставалось выгрузить один тягач, последнее орудие и часть боезапаса, когда акваторию порта прорезали лучи прожекторов. И сразу же ожила румынская береговая батарея, к причалам потянулись цепочки трассирующих пуль немецких пулемётов. Корабли открыли ответный огонь. 
В Севастополь ушла телеграмма: «Высадку продолжаем под сильным артиллерийско-пулемётным огнём. Буслаев». А в следующую минуту тральщик накрыл залп румынских пушек. Командир десанта, находившийся на кормовом мостике «Взрывателя», был прошит несколькими осколками. Погиб весь расчет кормового 45-мм орудия, взрывной волной артиллерийский тягач был сброшен в воду. Радист отстучал вторую телеграмму: «Буслаев убит. Принял командование операцией. Полковой комиссар Бойко». 
 
Высадив десант и выгрузив боеприпасы, «Взрыватель» и СП-14 отошли в море. Вскоре к ним присоединились шесть катеров. На рейде оставался лишь МО-041, который должен был забирать раненых и доставлять их на корабли. Носовое 100-мм орудие тральщика оставалось невредимым и открыло огонь по целям на берегу, поддерживая продвижение десантников в глубь города. К нему тотчас присоединились сорокапятки морских охотников. 
Между тем бои на улицах Евпатории разгорались. Немцев в городе практически не было, лишь находившиеся на лечении раненые да ожидавшие назначения выздоравливающие. Основные силы гарнизона составляли румынский артиллерийский и кавалерийский полки, всю внутреннюю службу несли полицейские подразделения, сформированные из крымских татар. Эти обстоятельства способствовали тому, что большая часть города довольно быстро оказалась в руках десантников. 
Ожесточённое сопротивление им пришлось встретить лишь у гостиницы «Крым», на крыше которой немцы успели установить крупнокалиберные пулемёты, да у здания поликлиники санатория «Ударник», где располагалось гестапо. <...> 
Перебив немногочисленную охрану, морские пехотинцы ворвались в лагерь для военнопленных и освободили более 500 находившихся в нем бойцов и командиров Красной Армии. Около 200 из них оказались в состоянии держать в руках оружие. Тут же был сформирован отдельный отряд, который присоединился к основным силам десанта и вступил в бой.
Тем временем отряд милиционеров и пограничников во главе с капитаном Березкиным занял управление городской полиции и жандармерии. <...> 
К рассвету практически весь старый город был очищен от гитлеровцев. Штаб батальона разместился в гостинице «Крым». Утром сюда стали стекаться евпаторийцы — бывшие участники истребительных батальонов и полка народного ополчения, сформированных в городе перед приходом фашистов. Теперь эти люди требовали дать им оружие. Недостатка в трофеях морские пехотинцы не испытывали, поэтому численность тех, кто готов был удерживать захваченный плацдарм до подхода второй волны десанта, очень быстро утроилась. И если в Евпаторию удалось бы высадить основные силы 2-го полка морской пехоты с артиллерией и бронетехникой, то создалась бы реальная угроза всей немецкой группировке в западной части полуострова. Но... 
Десантники и жители города с тоской и тревогой смотрели на море, тщетно силясь разглядеть там приближающиеся корабли: ветер крепчал, волны росли, начинался шторм. К 9 часам он уже достигал 8 баллов. 
Все понимали, что тот, кто быстрее подтянет резервы, в конце концов и будет праздновать победу. Немцы спешно перебрасывали к Евпатории 105-й пехотный полк, снятый из-под Балаклавы, закалённые в боях 22-й разведывательный и 70-й сапёрный батальоны, три батареи 105-мм орудий. 77-я бомбардировочная эскадрилья, базирующаяся под Саками, была полностью переключена на авиационную поддержку изготовившихся к штурму подразделений. Она же должна была уничтожать корабли десанта, остававшиеся на рейде Евпатории, и те, что попробуют прорваться из Севастополя, несмотря на бушующее море. 
Советское же командование, справедливо полагавшее, что до окончания шторма высадка второй волны десанта исключена, и опасавшееся массированных ударов по кораблям с воздуха, отправку помощи планировало лишь в ночь с 5 на 6 января. 
Создав почти пятикратное превосходство в живой силе, гитлеровцы в 10 часов ринулись отвоёвывать утраченное за ночь. «Юнкерсы», которым от аэродрома базирования до Евпатории было всего 15 минут лета, постоянно висели над городом. Не имея радиостанций, десантники, присоединившиеся к ним горожане и военнопленные не могли создать единого фронта обороны. Практически сразу бой распался на отдельные очаги. Тяжёлого вооружения у морских пехотинцев не оставалось: легкие танки, тягачи и 45-мм орудия были уничтожены ещё в ходе ночных боёв. Единственное, на что могли рассчитывать десантники, - продержаться до наступления темноты. И они держались, отчаянно обороняя каждый дом.
Всё это время тральщик, буксир и морские охотники маневрировали в акватории Евпаторийской бухты, стремясь избежать бомбовых ударов, и, когда позволяла обстановка, вели огонь по целям на берегу. Каждый из охотников потерял почти половину своего экипажа, получил не менее десятка пробоин от осколков авиабомб. Но особенно досталось «Взрывателю». 
Немецкие самолёты буквально роились над ним. Временами корабль полностью скрывался за стеной воды. В корпусе было множество мелких повреждений, вышел из строя носовой дизель. К этому времени на тральщике находилось большое количество раненых, переправленных катерами с берега. Но из-за разбитой радиостанции приказа на отход командир капитан-лейтенант Трясцын получить не мог, а самостоятельно уйти не посмел. 
Ещё в 11 часов на «Взрывателе» получили радиограмму из гостиницы «Крым» от комбата Бузинова: «Положение угрожающее, требуется немедленная помощь людьми, авиацией, кораблями». Полковой комиссар Бойко ретранслировал её в Севастополь. Больше сообщений с берега не поступало, хотя перестрелка и взрывы в городе не стихали вплоть до наступления темноты: по всей Евпатории происходило множество мелких схваток, каждая из которых неминуемо заканчивалась гибелью десантников.<...> 
Через посыльных комбат передал приказ отдельным группам десантников отходить в порт, желая удержать хотя бы часть побережья с пригодными для высадки причалами. Но это не удалось, и к 17 часам уцелевшие собрались в гостинице «Крым». Подсчёт сил показал, что в распоряжении капитан-лейтенанта оставалось 123 моряка и около 200 бойцов из числа освобождённых пленных и местных жителей. Все - с оружием, но практически без патронов. 
Стало ясно, что десант обречён. Поэтому Бузинов принял решение разделиться на небольшие группы и пробиваться из города в степь, пытаясь под покровом темноты добраться до Мамайских каменоломен. 
Прикрывать отход товарищей остались 46 морских пехотинцев. Забаррикадировав двери и окна первого этажа, они приняли свой последний бой, который завершился лишь утром 6 января. Так и не сумев овладеть зданием, немцы взорвали гостиницу, похоронив под её руинами последних десантников. 
Сам капитан-лейтенант вместе с 17 товарищами был окружён немцами у деревни Колоски. Заняв оборону на вершине древнего кургана, морские пехотинцы вступили в бой... 
Долгие годы они считались пропавшими без вести. Лишь в 1977 году совершенно случайно — во время археологических раскопок — на кургане были обнаружены остатки флотских блях и ремней, ленточки от бескозырок, много стреляных гильз и... полевая сумка комбата Бузинова ! 
Всего же из тех, кто уходил из Евпатории по суше, до Севастополя смогли добраться лишь четверо... 
Не менее трагично сложилась судьба тральщика «Взрыватель» и остававшихся на его борту моряков. С наступлением темноты налёты и обстрел с берега прекратились. Морские охотники, чтобы не потеряться в кромешной темноте, выстроились в кильватерную колонну за тральщиком. Команды боролись со штормом и по мере сил производили ремонт. На БТЩ было серьёзно повреждено рулевое управление. Капитан-лейтенант Виктор Трясцын пытался выдерживать курс с помощью машин, но это плохо получалось в бушующем море. И около 22 часов в пяти километрах на юго-восток от Евпатории «Взрыватель» выбросило на берег. 
Корпус, повреждённый во многих местах, дал течь, вода хлынула в отсеки. Раненых стали переносить на верхние палубы. В штаб флота была отправлена радиограмма: «Самостоятельно сняться с мели не можем. Спасите команду и корабль, с рассветом будет поздно». Вскоре вода залила машинные отделения, тральщик лишился электроэнергии, и связь с ним прекратилась. О том, что произошло дальше, стало известно со слов единственного оставшегося в живых матроса Ивана Клименко. 
Осознавая всю безнадежность положения, командир «Взрывателя» приказал уничтожить документацию. Моряки собрались в носовом кубрике. Командир отделения минеров Ф. Разуваев, его подчиненные И. Лушников и Н. Смоленков получили приказ заминировать тральщик. Остальные заняли оборону у иллюминаторов корабля. 
Рассвело. Шторм продолжался. Один из морских охотников попытался подойти к тральщику, но безуспешно. После того, как он присоединился к собратьям, катера, дав прощальные гудки, взяли курс на Севастополь: они уже ничем не могли помочь ни десанту, ни тральщику. 
Около 8 часов немцы обнаружили неподвижный корабль, ещё через час подтянули к нему пехоту, артиллерию, несколько танков. Сначала через громкоговорители предложили сдаться. В ответ раздались винтовочные и автоматные выстрелы. Танки и орудия открыли огонь прямой наводкой, расстреливая беспомощный тральщик с дистанции двести метров. Потом на корабль попыталась взойти пехота. На палубе и в отсеках «Взрывателя» закипела рукопашная. И немцы бежали! 
Расстрел корабля возобновился и продолжался в течение нескольких часов. Лишь после этого гитлеровцы смогли попасть на корабль. Из его внутренностей на берег выволокли 19 раненых моряков во главе с командиром БЧ-5 лейтенантом И.Клюкиным, которых тут же расстреляли. 
Незадолго до этого Клюкин приказал матросу Клименко, до войны участвовавшему в марафонских заплывах, попытаться вплавь добраться до Севастополя и передать, что тральщик погиб, но не сдался. 
 
Это кажется невероятным, но Иван Клименко, облачённый в спасательный жилет, сумел проплыть 17 миль в штормовом море, где температура воды составляла всего лишь +6 градусов по Цельсию. Возле Николаевки его, уже терявшего сознание, подобрали торпедные катера. Почти два года он провёл в госпиталях, но до конца войны успел вернуться в строй. А после Победы поселился в Евпатории - городе, где погибли все его боевые товарищи. 
 
А в 1970-м на месте гибели «Взрывателя» был установлен памятник работы скульптора Н.И.Брацуна, увековечивший подвиг десантников.
 
4qm4ArAnqis.jpg

 

 

 

 

Изменено пользователем =2ndSS=JOCKER
  • Поддерживаю! 7

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

post-77019-0-76142700-1515528178_thumb.jpg

Герой Советского Союза мл.с-т

Коротков Герман Владимирович

 

Герой Советского Союза стрелок 1-й роты мотострелкового пулеметного батальона 54-й гвардейской танковой бригады 7-го гвардейского танкового корпуса 3-й гвардейской танковой армии Воронежского фронта гвардии младший сержант Г.В. Коротков.

Герман Владимирович Коротков — в Красной Армии с марта 1943 года, участник Великой Отечественной войны с сентября 1943 года. Фрагмент из представления на награждение рядового Короткова: «...Гвардии рядовой Коротков Г.В., стрелок 1-й стрелковой роты, один из первых форсировал р. Днепр под непрерывным пулеметно-минометным огнем противника. Несмотря на малочисленность, переправившаяся группа бойцов приняла бой с противником, выбив его из важных позиций, и удерживала эти позиции до переправы всего батальона. Также один из первых ворвался в д. Трактомирово, принимая на себя сильную контратаку противника. Гвардии рядовой Коротков Г.В. достоин присвоения звания Герой Советского Союза.»

17 ноября 1943 года «за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецко-фашистскими захватчиками и проявленные при этом мужество и героизм», гвардии младшему сержанту Короткову присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» (№ 3309).

 

  • Поддерживаю! 2

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Леонид Беда

Изменено пользователем =RF=KLEPA
  • Поддерживаю! 3

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Построение состава штурмового авиаполка на аэродроме во Всеволожском районе Ленинградской области, июль 1944 года

 

11243545.jpg

 

Площадь Тевелева, Харьков, 1943 год

 

11243535.jpg

  • Нравится 4

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Один снаряд и в "яблочко". Вечная память !

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Создайте аккаунт или войдите в него для комментирования

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать аккаунт

Зарегистрируйтесь для получения аккаунта. Это просто!

Зарегистрировать аккаунт

Войти

Уже зарегистрированы? Войдите здесь.

Войти сейчас

×