Jump to content
Sign in to follow this  
Swift_CCCP

Про МАКС...

Recommended Posts

Два конвоира подводят меня к массивной железной двери.

- Стоять. Лицом к стене.

Поворачиваюсь. Перед глазами голубая стена. Как, сука, бесит этот цвет. Почему в казенных учреждениях любят эту краску. В больницах, школах, детских садиках. Не помню только в налоговой инспекции какие стены. При случае надо будет посмотреть, если будет еще такая возможность. Такое чувство что в Советском Союзе делали только оружие и эту голубую краску. Да и наделали столько, что и танков и этой краски хватает до сих пор. И отлично ложится то как. Не удивлюсь, что это побочный продукт разрабатываемый для невидимости объектов радарами противника. Хотя наверное да же не побочный, а самый прямой.

Справа дверь. Дверь как дверь. Они тут все такие – железные и массивные. Лязгает замок, я морщусь.  Почему то мне кажется, что должны заболеть зубы. Хотя они не заболят. Не то что кариеса, даже налет не образуется. Мой организм работает как часы. Да же мысленно, и думая о себе, я избегаю слова «тело».  Абсолютно здоровый человек. Но врят ли, кто то из присутствующих за этой дверью людей считает меня человеком. Да и в городе, в котором я вырос, учился, работал, человеком меня ни кто не считает. Нелюдь- да. Животное- да. Изверг – без всякого сомненья.

В камере есть телевизор. Да, забыл сказать, что это тюрьма, точнее КПЗ.  Очень не веселое здание, стоящее на месте древней крепости, на вершине мелового холма.  И по ящику не то что бы очень часто, но с достаточной периодичностью вещают о моей персоне. Даже «повезло» засветится на центральных каналах. Благодаря вездесущим журналистам «посчастливилось» увидел всех людей которых мало мальски встречал в жизни. И да же не знакомых, но уверяющих, что были со мной на короткой ноге. Или наоборот, хорошо знающие меня люди пожимали плечами, удивленно вскидывали брови, просто отворачивались от объектива камеры услышав мое имя. Моих одноклассников, одногруппников и сослуживцев по работе,  раскидало по миру. Но их нашли и старательно, кого смогли, расспросили. Одни говорили, что я был обычным, как все, другие наоборот утверждали, что замечали во мне некоторую шизанутость, но все сходились во мнении, что таких ужасов в коих меня обвиняют, уж точно не ожидали.  Да что они, я сам от себя такого не ожидал.

Дверь, на удивление мягко и бесшумно, в отличие от замка, распахивается.

- Пошел. Стоять. Лицом к стене.

И надо же стена не голубая. Обои. Приятный и спокойный бежевый рисунок.

Дверь закрывается, лязг замка, гримаса ожидания боли.

Заходя в камеру я толком не успел ни чего разглядеть. Вход был напротив большого, практически во всю стену окна с ярко бьющим прямо в глаза солнцем.

- Проходите, присаживайтесь -  голос добавляет мое имя-отчество.

От неожиданности не сразу понимаю, что зовут меня. Разворачиваюсь делаю несколько шагов и сажусь на стул возле стола. Один из сопровождавших меня конвоиров расстегивает наручник с моей правой руки и цепляет за скобу на столешнице. Глаза привыкают к яркому свету и я понимаю, сто это не солнце в окне. Окна в этом помещении обычные для тюрьмы, маленькие и зарешеченные. Свет бьет из осветительной установки и отражающего экрана. Все это  той стороны стола, плюс начальник тюрьмы, плюс по всей видимости оператор, две камеры и она- дикторша с телеканала «Звезда. Обалдеть как она хороша. За эти дни проведенные тут, я совсем отвык от женского общества, тем более в моем случае, до отправки в это заведение, имел удовольствие проводить время с красивейшими представительницами противоположного пола, за что собственно и страдаю.

- Виктор Павлович, Вы обещали что он будет без наручников- белокурая принцесса кивает в мою сторону и одновременно улыбается начальнику тюрьмы, - или наши договоренности не в силе?

Начальник, он же Виктор Павлович, тяжело вздыхает, но видимо договоренности были достаточно высокоаргументированны, и дает отмашку конвоиру.

Ну что ж. Браслетов нет. Хорошая компания, торопится некуда. Не хватает пожалуй только кофе и сигарет.

- Виктор Павлович,- я улыбаюсь конечно не так обаятельно как блондинка, но со всей искренностью на которую только способен, а не могли бы Вы организовать напитки и курева. Тем более, что это входит в мой райдер.

Вообще то проводить интервью с подследственным ни как не положено, а тем более угощать его табаком и кофе. Но некоторое время назад на начальника тюрьмы каким то образом вышли представители средств масмедия, и сейчас должно состоятся мое первое и судя по всему единственное интервью. Моя горячо любимая страна вот вот отменит мораторий на смертную казнь и если это случится до суда, то мне вместо пожизненного заключения перепадет вышка.

Кстати, мой случай подстегнул депутатов к активности в этом вопросе. Я в своё время очень мечтал поучаствовать в законотворческой деятельности. Мне казалось, что я во многом прекрасно разбираюсь. Куда девать гигантские доходы от нефти, как распределить налоги, и что нужно поменять в образовании.

Но однажды, волей случая, Ваш покорный слуга возился с мотоциклом «на гаражах», а по соседству мужики жарили шашлык и пили. Разумеется не квас. Так вот. Чем ближе было дело к вечеру, тем сильнее были у них дебаты, а уж про политику и экономику я узнал столько, что понял как я туп в этих вопросах со своим красным дипломом. Попутно я узнал многое о том, что не хватает нашему спорту в целом, а так же краткие аспекты по отдельным дисциплинам. Кстати многие идеи потом стали активно продвигаться на государственном уровне. Откуда наше правительство узнало? Неужто по гаражам прослушка есть. Почему бы и нет? Строения были бывшие ведомственные, перешедшие в частные руки в конце девяностых.

Так вот к чему я? А. Теперь вот и я принимаю посильное участие в изменении законодательства.

Виктор Павлович – это хозяин сих казематов. Эдакий добренький пухленький колобок в звании подполковника. Лысыват, хитроват чем то напоминает Ильича, ну который Ульянов. И этот добрейший, на вид, души человек упрятал меня как то на пять суток в какой то каменный мешок, о котором наверное ни одно начальство не догадывается, только за то что я не встал с койки при его визите в мою обитель. Аура в том помещении была такая, что волосы у меня шевелятся до сих пор во всех мыслимых и не мыслимых местах.

Начальник подсуетился, уж не знаю с чего бы эдакий комплимент с его стороны, и на  столе появляются сигареты, марку которых нельзя называть, и кофе марку которого вставят потом, монтируя сию беседу, реклама есть реклама.

Внимание! В данном тексте будут описаны сцены табакокуререния! +16.

Я улыбаюсь, Виктор Павлович, лично поставил на стол нормальную трехсотграммовую кружку с кофе и пачку сигарет с зажигалкой. Суетливо отошел за линию камер и сел на стул. Конвойные остались стоять за моей спиной  работа такая, что поделаешь.

Охранники были как охранники. Два обычных здоровых лба с абсолютным выражением невозмутимости на лице и во всей остальной фигуре.

Интервьюэр, пожалуй стоит того что бы отвлечься от основной линии сюжета. Она удивительно похожа на героиню из фильма «Дом у дороги», с Патриком Свейзи- докторшу. Как я уже говорил, блондинка, стройная разумеется, как поет Вилли Токарев «..с ногами и лицом..». Но самое удивительное, в достаточно короткой тугой  темной юбке, черные туфли и чулки, белоснежная свободная рубашка. Пардон, но я не люблю слово блуза, поэтому пусть будет рубашка. Так же я не люблю слова – кофточка, пуговичка и пуловер.

Ха. Ха. Ха!

 Оказывается пунктики в моей психике все таки есть. Но я ж маньяк в конце концов, могу себе это позволить.  Если она готовилась к интервью, а в этом сомневаться не приходится, то это что провокация?

Этот прикид, для похода в тюрьму, к старому карманнику, давно забывшему что такое потенция, и то очень вызывающ. А уж собираясь ко мне, надо было думать. Или наоборот, она подумала?

- Извините, я не представилась. Меня зовут Светлана и я бы хотела начать нашу беседу с вопроса…

-Не.. Стоп, стоп, стоп - перебиваю её. Мы так не договаривались. Сначала я излагаю свою версию событий, а потом ваши вопросы, если они будут. У нас не прямой эфир, хотя подождите..

Пока я предавался размышленьям об униформе Светланы, то оказалось, что камеры уже включены. Отхлебываю с шумом кофе, достаю из пачки сигарету и с наслаждением закуриваю. Пара затяжек. Тройка  глотков, за сахар отдельное спасибо.

Смотрю в объектив камеры. Поехали, как говорится.

  • Upvote 1

Share this post


Link to post
Share on other sites

***

 

Мы видим себя цветущими и молодыми, жующими сигару, стреляющими из кольта, мчащимися на спортивных машинах, небрежно обнимающих сногсшибательных красоток, беззаботно смеющихся на соседних кожаных сиденьях.

            В любом фильме, книге, сказке наконец мы представляем себя на месте главного героя, какой бы он не был негодяй и мерзавец. Ни кто не говорит: «О, вон тот парень на заднем плане, с лицом одухотворенном легкой тупизной – это я. Толпа шарящаяся на заднем фоне и изредка принимающая участие в картине совсем не притягивает наше внимание. Но по эту сторону экрана серая масса это мы. И мы живем этой жизнью, радуемся каким то своим событиям и ни как ни хотим спасать мир.

            Мы чистим унитазы, продаем всякое «гамно» друг другу и да же не поднимаем глаза к небу по которому только что пролетел самолет, но раскрыв рот пялимся на какую ни будь крутую тачку, хотя шансы стать летчиком или космонавтом гораздо выше чем преуспеть в коммерции и завладеть подобной машиной.

            Мы офисный планктон, серая масса и неизменный рабочий класс который должен заслуживать уважения за то, что производит нечто материальное, но не заслуживает потому что загнан и запуган своим работодателем. Круг наших интересов очень узок – кино, вино и домино.

            Сейчас я нахожусь в центре внимания, но не скажу что мне этого сильно хотелось. Я такой же как все. Был. Пока не повстречал одну девушку. И оно вон как все вышло.

***


Помогите мне. Я не маньяк, не наемный убийца. Я да же пауков и случайно залетевших бабочек выпускаю на улицу. Просто хотел посмотреть на самолеты. Всего лишь.

Я собрался ехать на МАКС. Это если кто не знает – это международный авиа-космический салон, проходящий в подмосковье. Прошлое мероприятие пришлось пропустить, по не зависящим от меня обстоятельствам. А так как данное событие бывает раз в два года, желание посмотреть на самолеты просто било ключом. На авиашоу, любители данных зрелищ из моего города, попадали различными путями. Я выбрал самый простой и комфортный для меня способ – турагенство. Автобус отвозит вас в Жуковский, ночь в дороге, день посвящаете авиасалону, и ночью опять дорога домой. Вечером в пятницу уехал, субботу там, утром в воскресенье уже дома. Усталый и довольный.

Откуда у меня такая тяга к самолетам я не знаю. Если учесть что я ни разу ни куда ни на чем не летал. А в кабине миг-29 сидел пять минут на том же авиасалоне. Но небом я болею. Я вирпил – виртуальный пилот. У меня тысячи часов боевых вылетов. Сотни, если не тысячи сбитых. А уж сколько меня сбивали.. То есть я тот, кто часами сидит за компьютером, тилибонит джойстик, и орет в микрофон команды и советы таким же любителям авиасимуляторов в разных концах мира, благо есть интернет.

Ну так вот. В тот день в начале июля уйдя пораньше с работы я торопился в бизнес центр в турфирму, что бы застолбить хорошее место в автобусе который отвезет меня и еще около сорока любителей авиашоу. Хотя рев реактивных двигателей, одиночный и групповой пилотаж обычно происходили в конце августа, я начинал доставать турагентов с конца июня. Не люблю ездить сзади, возле туалета, на проходе – в общем привереда еще тот. Ну а чем обеспокоится  еще одинокому тридцатипятилетнему сотруднику конторы по продаже компьютеров?  Вбегаю,  значит, в торговую галерею, но почему то не в правый вход с лифтом и широкой лестницей, а левый, возле магазина «Пятерочка» и скачками поднимаюсь по лестнице. Бежать на восьмой этаж, с этой стороны лифта нет, но как говориться «Бешенному кобелю семь верст не крюк».

Буквально весь в нетерпении, как будто ехать уже завтра. Добегаю за пару секунд на третий этаж и чуть не сбиваю какую то девчушку стоящую на лестнице. Пытаясь избежать столкновения, беру в лево и да же не успев понять как это получилось  переваливаюсь через перила и лечу вниз головой. Высота не очень большая. Метра три, но внизу бетон. Успеваю закрыть глаза ибо пол приближается очень неприятно поблескивая. Как ни странно еще успеваю представить раскроиною голову и серое вещество мозга разбрызганное в границах периметра помещения. Меня начинает мутить, одно радует, блевануть уже не успею.

Произошло нечто странное. Моя нога за что то основательно зацепилась, и кое как подняв кверху голову и глаза, с удивлением обнаруживаю, что нога не зацепилась, ее держит та особа, чуть было не сбитая мною.

Нет, я конечно, не тяжеловес, но и обезжиренным тоже не являлся. Килограмм 85 я у ж точно весил. А эта пигалица, держала меня одной рукой, затем подняла и схватив другой рукой за шиворот перевернула и поставила на ноги.

- Пардон Мадам, гранд мерси. Расшаркался я. 

С какого перепугу меня пробило на французский, который я не знал и не знаю по сих пор, понятия не имею. А как было не расшаркаться? Я обладая ростом под два метра, естественно всегда обращал внимание на особ женского пола, как говорится высоченных и здоровенных. Не в смысле толстых, а высоких и стройных с ногами от коренных белоснежных зубов. Правда эти особы не очень то обращали внимание на меня, за исключением бывшей жены, которая что то во мне углядела. Но как она потом сказала, что мой потенциал очень глубоко спрятан, сильно специфичен и она не является крупным специалистом по моему случаю. И после пяти лет научной работы на домной, она устала и хочет сменить гражданство и фамилию. Я этому не препядствовал, и теперь она практикует в Италии, причем весьма успешно, препарируя там состояние и мозги какого то маркиза. Как она с ним познакомилась, ума не прилажу. Ну да ладно. Как говорится баба с возу..

Тем более что прошло уже несколько лет. За это время в мою тачанку подсаживались пара Анок-пулеметчиц, но очень быстро сходили.

А эта, я ее да же сначала за ребенка принял, рост ну метр шестьдесят максимум, в туфельках, светлом платице, бантик в светлых до попы, пардон, ниже пояса волосах, и глаза как две фары. Огромные преогромные и преголубые. Читая раньше в книгах описание героинь, мол, миниатюрная блондинка. Я не понимал восторженных слов по этому по этому поводу. Что может быть красивого в чем то маленьком? А тут вдруг разом дошло. Это я долго рассказываю, а происходило все это – падение, спасение, понимание женской красоты в новом для меня виде, за считанные секунды.

Конечно можно было еще разочек сказать спасибо и поскакать дальше, навстречу как говорится мечте. Но вскипевшая со дна моей пропащей души мысль сказала, что спасибо явно мало и нужна более деятельная благодарность. Тем более, ну очень понравилась девушка. Красивая, что тут еще скажешь.

- Я могу Вам чем то помочь, в благодарность за мое чудесное спасение?

Хотел было сказать на и эту фразу французском, но сознание отказалось вспоминать чужеродную речь и я пролепетал это на русском языке.

Вообще то я за словом в карман обычно не лезу. В любой ситуации найду что сказать. Но что то в моей голове все же повредилось.

Блондинка царственно кивнула и сказала:

- Отвезите меня домой.

Кстати то же на русском, но какой то акцент неуловимо присутствовал.

Это было сказано на моем родном языке, но голос мне показался настолько приятным, нет это да же не то слово, голос был таким, что у меня случился какой то кретинизм в распознавании сути сказанного, что я не понял, что она вообще говорит.

- Отвезите меня домой, пожалуйста.

Повторила она еще раз, видя на моем лице полное отсутствия понимания сути сказанного и до меня наконец то дошло.

Стукнув пятками и кивнув головой я подставил своей спасительнице руку, она положила свою и мы торжественно пошли по лестнице вниз. Откуда с меня перла дореволюционная дворянская галантность не знаю, тем более предки мои были самые обычные крестьяне. Так же торжественно мы вышли из здания и прошествовали к коляске. Тьфу, к машине, а точнее к старой «пятерке» моего отца, которую я иногда брал.

Мы шли так степенно и торжественно, что прохожие останавливались и пропускали нас. Подойдя к авто, я открыл пассажирскую дверь и помог ей сесть на переднее сиденье. Сам плюхнувшись на место водителя, плавно тронулся и покатил по дороге в направлении выезда из города.

Выехав со стоянки бизнес центра, повернул на право, доехал до перекрестка и попав на зеленый свет (о чудо), проскакав через трамвайные пути и мимо Дома связи помчал к следующей дорожной развязке в виде кольца. Съехав на третьем съезде- так обычно говорит автонавигатор, проехал еще два кольца подъехав наконец к коттеджам. Эти кольца, кстати задолбали. Их по всей области напихано бесчисленное множество, к месту и не к месту.


Попетляв по улочкам остановился у громадного полудостроенного особняка. Заглушил двигатель, в задумчивости почесал верхнюю часть головы и повернулся к своей спасительнице. По дороге я на нее не смотрел, понимал, что если взгляну, то уж точно не смогу оторваться и мы куда нибудь или в кого нибудь въедем. А сейчас находясь в покое относительно земли, решил все таки посмотреть и сказать, что я кретин. Девушка не говорила мне адрес своего проживания! Я ее припер к своему дому!

Ну как к своему. Дом по правде говоря был не мой. Я в нем жил и приглядывал как мог. Этот монументальный коттедж строил мой брат для своего многочисленного семейства. У него было шестеро детей, хотя нет семеро. Да точно семеро – три сына и две дочки. То есть четыре дочки. А так же жена и строительный бизнес. У нас с братом два с лишним высших образования на двоих. Два у меня, а у него незаконченное. Не смотря на отсутствие диплома Колька, то есть Николай Анатольевич, был весьма удачным бизнесменом. В нашем городе ему стало тесно и он перебрался в столицу, а этот «недострой» поручил мне. Хоть он и младший брат, но ему досталась тяжелая участь помогать, спасать и предотвращать всякие некузявости возникающие на моем жизненном пути. И этот дом он мне поручил, зная что мне негде жить. Так вот, Коля переехал в Москву, а мне вручил три жилые комнаты, кучу нежилых и обязанность все тут привести в порядок.

Я взялся очень ретиво, и первые две бригады строителей просто сбежали от меня, едва получив расчет за неделю. Третья бригада, подвыпив, хотела мне нанести непоправимый ущерб, но я забаррикадировался от них на чердаке. Через сутки они сняли осаду и ушли прихватив чужой, то есть им чужой, а мне свой, то есть брательников перфоратор.

На этом мои строительные потуги закончились, да и Коля меня с этим не телибонил.

Так вот я повернулся к ней, думая что бы такого сказать в свое оправдание.

- Как тебя зовут?

Шикарный вопрос, когда не знаешь, что сказать.

И посмотрел на девушку. Эти два ее глаза почему то оказались очень большими, гораздо больше чем когда я их увидел там на лестнице и продолжали увеличиватся.

Очнулся лежа. Судя по потолку и обоям в своей спальне. Но как я тут оказался? Со стороны кухни доносилось какое то позвякивание.

Поднялся и прошел на звук. Все та же белокурая особа звенела вилкой в кружке, что то усердно размешивая. Оторвавшись от своего несомненно важного занятия она спросила:

- Омлет будешь?

И сразу же, практически без паузы:

- Меня зовут Циля.

            Когда я учился в институте у меня был приятель, который всех девушек которые ему очень нравились звал Циля. Но это так, типа прозвища, а тут реальное имя.

Он так и говорил на разные лады: «У ты, Циля», «Какая, Циля»

Согласившись на омлет, за его поеданием узнал, что Циля в родителями долгое время жила в Китае и очень уж владеет китайской гимнастикой и является гораздо более сильной чем выглядит. В доказательство легко, почти играючи подняла двадцатичетых килограммовую гирю которую тягал мой брат, а я не мог ее поднять да же для того что бы выбросить. Хотя все ноги уже об нее заразу отбил. Она рассказала много удивительных вещей за этим ужином. Кстати объяснила почему я вырубился – мое сознание перегруженное рабочей неделей и стрессом в виде падения просто так защитилось что бы не перегореть. Она говорила, я слушал. Она мысль только и росла в моей голове – вот сейчас омлет закончится, она вызовет такси и уедет. А что делать мне? Я видел ее рядом с собой и уже не мог представить как же быть может иначе.

Но поворот сюжета был очень неожиданным.


Так в моей жизни еще не разу не происходило. Я вообще то являюсь романтиком с юных лет и предпочитаю ухаживать за понравившейся мне женщиной. Цветы, конфеты, кино, театр, общие темы для разговора, а уже потом... Если повезет конечно. Чаще не везло, и инвестиции пропадали зазря. Но это ситуация была очень не реальная.

Я ждал распахнутых окон с криком «Вас снимает скрытая камера». Хохота сослуживцев с работы, типа «сюрпрайз!!!». А так же других нелепостей. Потому что не мог поверить во все происходящее. Может я все таки долбанулся, там на лестнице, головой, но не убился а лежу в реанимации в глубокой коме? А мозг рисует мне картины немыслимых фантазий? В коме мне бывать не приходилось и сравнить было не с чем.

Она вышла из ванны, и я решил пусть хоть будет самая страшная кома, лишь бы меня не начали реанимировать прямо сейчас. Если я сейчас очнусь, то сначала стукну чем придется доктора. Потом, пожалуйста, потом, у меня никогда не было таких снов…


На следующее утро. Да, на следующие утро, ибо у меня нет желания рассказывать всем подробности этой ночи. Я был все таки не в коме, а вполне себе на яву, но от всего происходящего шансы впасть в кому от эйфории у меня все же были.

Так вот, утром я был разбужен и отправлен на работу. Причем накормлен вкусным завтраком. Циля успела смотаться в магазин за продуктами и приготовить оладики. Только прибыв на работу сообразил, что не могу ей да же позвонить, так как номер телефона у нее не взял. То что она аферистка и проникла ко мне что бы ограбить дом после моего ухода мысли не возникало – там кроме стен унести было нечего.

А вот то что она уйдет не дождавшись меня – было страшно. Прожив на земле три с лишним десятка лет, я дрожал как мальчик. Да что там как мальчик, да же будучи мальчиком так не дрожал. Вдруг она уйдет! Еле-еле доработал до обеда, отпросился у начальства и помчался домой. Я так никогда не ездил на машине. Резина визжала на каждом повороте. Подкатив к дому выскочил из пятерки и влетел в дом чуть не открыв дверь в обратную сторону.

Это был не мой дом. Вернее мой, но какой то другой. Все было убрано и сияло все что могло сиять – я и не знал что стекла в окнах могут быть такими прозрачными.

Циля сидела в кресле уютно поджав ноги под себя. Кошка. Чистая кошка.

Я не когда не задумывался почему женщин сравнивают с кошками. Может просто у меня не было таких знакомых. А она так сидела, с такой грациозностью, и так на меня посмотрела, что сразу стало ясно – это не просто кошка, а царица всех кошачих особей. И какой бы кошка была не зависимой, ты ее гладишь- она мурчит. Ей наверное хорошо, и тебе не плохо. Еще не известно кто испытывает большее удовольствие – кошка или человек который ее гладит.

И повторилось все то что было ночью.

Так и понеслось – днем работа, а ночи и вечера дома. С ней. Мы наверное месяц вообще никуда не выходили. Потом постепенно стали выбираться по магазинам, в кино и да же театр. На МАКС поехали уже вместе. Но это наверное был первый раз когда я не смотрел на самолеты. Меня не интересовал пилотаж. Ни выставочные образцы, ни многочисленные павильоны. Смотрел только на нее. Смотрел. Смотрел. И смотрел. Если Циля что то спрашивала то все подробно рассказывал. Я был так горд и счастлив, что могу разъяснить, что как будто сам придумал и исполнил все фигуры высшего пилотажа. Она оказалась вообще прекрасным собеседником. То есть слушателем. Я мог ей звонить с работы в любой время и рассказывать анекдоты, шутки, какие то идиотские розыгрыши, а ей все нравилось и она смеялась. Я был наверное абсолютно счастлив. Где то глубоко глубоко в сознании сидела больной иголкой мысль – так не бывает. Не бывает и все тут. Полное единение. Везде и во всем. На обед всегда то что я хотел. Причем да же если не выражал своего желания в слух. И мне это потом престало казаться странным. Сначала, несомненно, как то озадачивало. Раз странно, два странно, а потом как само собой разумеющиеся.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Я забыл все. Все мои былые увлечения, мечты, карьерные устремления. Все ушло. Да же не на задний план. Было выброшено на помойку. Авиация, радиолюбительство, компьютерные игры- были отправлены в прошлое. Время стало делится на две составляющие– с ней, и без нее. Ходил на работу, что то там делал. Как то там делал. Но в обед мчался домой. Что бы только быть с ней. Зная, что обязательно будет на обед что то вкусное, или мы вообще не ели, а сразу отправлялись в спальню. Потом плелся на работу, что бы вечером опять лететь назад.

Дни слились каким то непонятным калейдоскопом. Мелькали, мелькали и мелькали. Где то в дальних закоулках сидели разные реальные вопросы. Откуда она вообще взялась? Почему со мной? Почему ей вообще хочется быть со мной? А я видел, что хочется и все отступало. Все эти глупые подозрительные мыслишки. Циля каким то не постижимым образом пропустила много интересных фильмов. И очень часто мы смотрели их вдвоем. Но таким же образом я пропустил множество картин просмотренных ею ранее. И опять просмотр вдвоем. Нам все было интересно вместе. Какие то услышанные шутки, спетые по радио песни. Анекдоты на конец. Я почему то очень любил тогда пошлые анекдоты. И что бы как то убить время на работе я лазил во всемирной паутине разыскивая свежие шутки. Стоило мне узнать, увидеть или услышать интересное на мой взгляд, тут же звонил ей. Телефон вообще кипел у меня в те дни. Я постоянно висел на нем. И пусть окружающие твердили мне что столько разговаривать по сотовому вредно, чхал на все доводы. Лишь бы только слышать ее.

Повторюсь, я  был не мальчик, тридцать с лишним прожитых лет какой ни какой все таки груз есть. Циле на тот момент было двадцать пять и мне казалось что мы с ней ровесники.

Как она смеялась. Улыбалась. Доставлять ей радость каким либо образом являлось для меня величайшим наслаждением.

            А глаза. Эти огромные синие глаза просто притягивали меня. Я очень любил смотреть в них. Мы много часов проводили лежа. Совместное горизонтальное положение было нашим любимым времяпровождением. Она любила темноту и всегда задвигала плотные шторы. А я хотел на нее смотреть. Не мог ни чего с собой поделать. Мне нужно было смотреть в ее глаза и обязательно что то рассказывать. Глаза были видны да же в темноте. Они то искрились, то влажно мерцали, то смотрели с какой то болью и тоской. Тогда я садился на край кровати, клал ее к себе на колени, и качал как маленького ребенка.

Но время шло. Времена года сменяли друг друга. И постепенно темп начал замедлятся. Человек такая сволочь, что ко всему привыкает. Привык и я. Окруженный заботой своей возлюбленной я воспринимал, как должное все сделанное ей.

Началось все с работы.

У меня, вдруг, хотя как говорил мой военрук в школе:

- Вдруг можно только обосраться, и сбить самолет из автомата.

Так вот, я как то легко стал овладевать языками программирования. Прочитал пару книг, пообщался со спецами в чате. И поперло. Я понять не мог почему все эти годы мои навыки себя не проявляли. Память стала очень цепкой и четкой. Выплыли практически все воспоминания чуть ли не до младенческого возраста. Перестал забывать что либо сделать. Так сидя в интернете на работе, я забрел на сайт одной корпорации. Да чуть было не забыл. Появилась склонность к изучению языков. Буквально за полгода овладел английским, причем сам не понял как. А китайский мне показалось я выучил за одну ночь. То есть проснулся утром и понял что знаю китайский.

Но все эти события я воспринимал как само собой разумеющееся. Был как под кайфом. Хотя, наверное, это смелое утверждение для человека, который раз в жизни попробовал косячок, да и тот ему не вставил.

Постоянное чувство собственного превосходства над окружающими. Ни что так  не дает уверенности как красивая женщина рядом. Ты смотришь на всех свысока, и как бы говоришь им взглядом- видали? Я смотрел на окружающих меня лиц мужского пола как на дураков. Рядом со мной находится счастье, а вы его проглядели. Они обсуждали какой то футбол, работу и прочую хрень.

А как они могли меня понять? Как мы можем понять Адама и Еву изгнанных из Рая. Там были только они, ощущали весь этот восторг, жили в этих кущах.

Ну, так вот и я. Жил себе не тужил. И привык. Просто привык жить в раю. Как не банально это звучит.

Ладно. Что то как говорится Остапа понесло. Хотел же про Майкрософт рассказать.

Да я зашел на сайт этой компании и увидел какой то вопросник для программистов.

Ответив по быстрому на десяток вопросов и оставив свой контактный адрес, продолжил шарится по сайтам. Прошло пару дней и мне на мыло упало письмо. Опять вопросник, и предложения предоставить свои работы для ознакомления. Разумеется все отправил не предавая особо сильного значения данному событию. Но что то их там заинтересовало и мне поступило предложение работать удаленно.

Я и начал. С компьтерной конторы пришлось уволится. Но я не шибко расстроился. Хотел было работать на дому, но с Цилей разве можно работать? Пришлось снять офис и работать там. Стал задерживаться и засиживаться до поздна. Но самое интересное приходя домой, я сам себе удивлялся – как я мог торчать столько на работе когда дома ждет такое счастье? Но на следующий день все повторялось. Прошло уже два года нашей совместной жизни. Практически была годовщина знакомства. Я чуть чуть подвыпил и мы засели смотреть «Основной инстинкт». Не помню чья была идея, моя или ее, просмотр состоялся.

Так вот, сидим, смотрим, я посасываю пивко, смотрю на Шерон Стоун и проскакивает мыслишка – а вот бы мол с ней. Я понимал, что фильм уже достаточно старенький и Шерон уже далеко не так хороша как в этом кино, но хотелось именно такую как на экране. Смотрю. Опрокидываю еще пару бутылок. А мысль свербит и свербит. К концу фильма я же основательно поднабрался. Чего надо признаться не было уже давно.

И тут буквально немного осталось до конца вырубается свет и затем яркая вспышка больно бьет по глазам. Глаза открыл, чуть погодя, а что толку? Света нет, практически полная тьма. Но тут, буквально как в кино, из-за туч выглянула луна.

Моему пострадавшему зрению и напичканному алкоголем мозгу явилось, нет не чудо, а подсвеченная лунным светом голая Шерон Стоун.

- Ну как? – Спросила она – Такая я тебе больше нравлюсь?

Голос был почему то Цилин.

-Да, только просипел я, кстати мозг как то сопротивлялся данной картинке, но это не помешало моей плотской составляющей буквально впиться в объект вожделения.

Я не отдавал себе отчета что вообще происходит? Глюк какой то.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Утром, голова просто взрывалась. Я не то что открыть глаза, подумать боялся.

Но очень не хотелось расстраивать Цилю, она всегда переживала если у меня, что то болело. Поэтому потихонечку, не открывая глаз, сполз с койки. Как в спальне оказался, хоть убей не помню. И на ощупь на четвереньках пополз в на кухню   за водой и какой ни будь таблеткой от головы. Двери из зала в спальню были открыты и я прошествовал как луноход-шагоход. Глаза были по прежнему закрыты и я наткнулся на что то не понятное на полу. Пришлось разжать веки.

На полу лежала Циля. Какая то прямая словно струна. И холодная. Очень.

Не помню издавал я какие то звук и или нет, но наверное что то кричал.

Я не понимал что произошло, но мервая, несомненно мертвая любимая лежала передомной.

На полу. В зале.

- Что ты так орешь?

Ее голос прозвучавший откуда то сзади, вывел меня из оцепенения. Мелькнувшая мысль о том что я сошел с ума на почве потрясения не задержалась в моей голове. Но она где то там, в чулане моего сознания резко развернулась и ударила прямо в лоб, когда я обернулся на голос.

На кровати лежала опираясь на локоть Шарон Стоун, точь точь как в кино, только не курила. Моя головная боль прошла внезапно, как будто ее и не было. Какие то серые мухи заплясали у меня пред глазами. Это обморок, отрешенно успел подумать я, перед тем как вырубится.

Когда сознание вернулось, Шерон стояла надо мной и брызгала водой на отравленное алкоголем тело.

            Сознание вернулось, но разум ушел, подумалось мне. Кинодива засмеялась, как будто я говорил вслух.

Послушай, сядь сюда, указала она на кресло, с сама грациозно села в соседнее.

Картина маслом- голый я, голая Шерон Стоун и труп Цили между нами.

Я расскажу тебе сама, что происходит. Я с планеты, последовал какой то набор странных звуков. Эта планета, и солнечная система так далеко от вашей Земли, что нет смысла и рассказывать. Перейду сразу к сути. У нашей цивилизации демографический кризис. Мы потеряли способность к воспроизводству себе подобных. Мы сильно от вас отличаемся. Наше существование представляет собой энергетическую форму, вот такую. На этих словах маленькая шаровая молния вылетела из уха Шерон и зависло над ней. А это всего лишь оболочки. Слова раздавались сразу у меня в мозге, минуя уши.

Но наши ученые, найдя несколько лет назад вашу цивилизацию, пришли к выводу, что Вы можете нам помочь.

Меня толи накрывало еще больше, то ли наоборот отпускало:

Но, как Холмс?- вкладывая несколько иной смысл спросил я.

Объяснения продолжились в моем сознании напрямую. Как ты убедился я могу сделать любую оболочку земной женщины, в том числе и наделив ее репродуктивными функциями. Но зачатие, в том смысле, и в том виде которое нужно нам, происходит на уровне сознания, подсознания и энергетики полей вашего мозга.

Разум отказывался верить и эта светящяеся точка влила мне данные напрямую, минуя речевой центр.

            Их цивилизация, вернее ее представители, просканировали каким то своим образом мужское население нашей планеты и отобрали несколько особей подходящих для этой цели. В том числе и меня. Так как мои мысли не являются для них  чем то не доступным, была сделана, оболочка женщины-мечты для моего подсознания, и внедрена в мою жизнь самым оптимальным способом. Кстати, Циля созвучно, если можно так сказать, ее реальным именем. Для получения потомства, Циле нужно было постоянно держать меня в состоянии эмоциональной положительной приподнятости. Еще конечно ряд некоторых условий, бла бла бла, как говорится. А тут я выкидываю фортель с Шерон Стоун. И что ей еще оставалось делать?

            Я попросил шаровую молнию вернуться в ее «родную» оболочку. Ну то есть ту в которой мы с ней встретились. Она так и сделала.

            Расклад несколько изменился. Я остался на месте, как и был без изменений, а Циля сидела рядом на полу. Шерон, с полным отсутствием признаков жизни, в кресле.

Так вот откуда такая идиллия в отношениях! Дошло до меня.

- Ты копалась в моей голове и исполняла все желания? В принципе, это было не плохо, да же очень хорошо.

- Слушай, давай только этого больше не делай, а так меня все устраивает.

Она энергично закивала.

Как потом оказалась слово она не сдержала.

В подвале дома был сделан ограмадный холодильник. Мой брат является заядлым охотником и этот ледник был задуман как будущее хранилище всякой оленины, кабанятины и прочей дичи. Я отнес туда оболочку-копию Шарон Стоун.

Циля могла лепить оболочки прямо из воздуха, воды и электричества. Как она сама рассказала, это для нее легче легкого. А почему не сдержала слова и как я узнал? Да я потом еще не раз таскал плоды своих фантазий в этот холодильник.

            Она не только копалась в моей голове, как оказалось. Она увеличила активность моего мозга – откуда появились знания и языки. Улучшила и укрепила мое тело. Я мог жить практически вечно. У меня все обновлялось само по себе. Мне как оказалось очень сложно нанести необратимые повреждения. Меня раз сбила машина. Так вот судя по внешнему виду после аварии, это я ее сбил.

***

Все мои воспоминания стали наползать друг на друга, и я вспомнил как все закончилось. Я старался не вспоминать эти дни, но они как то резко выпрыгнули на передний план.

Я замолчал.

  • Upvote 1

Share this post


Link to post
Share on other sites

Я нашел наш ноутбук на который мы загружали фотографии.

Включил. Открыл первую папку. МАКС. Тот самый первый, на который мы поехали после месяца знакомства.

МИГ-29. Она. Су-27. Она. Стрижи роспуск. Она. Стрижи ромб. Она. Она Она Она.

Следующая папка. Мой день рождения. Я. Мы. Она. Она Она. Она Она. Она Она. Она Она.

Она Она. Она Она. Она Она. Она Она. Она Она. Она Она.Она Она.Она Она.

Следующая папка. Новый год. Она. Она. Она.,.

Опять Жуковский. Уже в этом году. Люди под зонтиками и в накидках. То солнце, то тучи, то дождь. Самолеты. Самолеты. И она. Везде она, на каждом кадре. Легче не становилось.

Я понимал разумом, что вернуть уже ничего нельзя, но что то в груди отказывалось в это верить. Оно сопротивлялось и пряталось от этой реальности.

Звонить больше некому. Идти некуда…

Смотрел фотки пока не разрядились аккумуляторы. Экран потух. Не став заряжать ноут, взял его под мышку и вышел во двор. Со всей дури на которую был способен я шарахнул ни в чем не повинным компьютером об угол дома. Как это он был ни в чем не повинен? А фотки? Больно было на них смотреть. Этого ни чего уже нельзя вернуть. Нельзя!

            Да и сам ноутбук напоминал о Циле. Она часто сидела с ним рядом сомной. Пристроив его на колянях смотрела что то в одноклассниках.  Что она там могла смотреть? Я никогда этим не интересовался. Почему я так мало интересовался ее увлечениями, эгоист хренов.

Шарахнув еще пару раз об угол, выколотил из нутра винчестер и положил на штабель кирпичей. Сходил в дом. Взял топор. Бил по этому винчестеру. По кирпичам, по всему что там мне на этой куче попадалось, но я не видел. Когда от накопителя не осталось ни одного мало мальски пригодного к уничтожению кусочка остановил рубку и обернулся на дом. Все что мне о ней напоминало доставляло жгучую боль. Надо было жить, но жить среди предметов которых касалась Циля было невыносимо больно. Чем я думал, что думал, и думал ли в этот момент о чем то кроме уничтожения своей памяти?

Выволок все ее вещи на улицу и разорвал в лоскуты. Порубил обувь и вылил весь парфюм на эту кучу. Собрал из ванной все бутылечки и отправил туда же. Притащил из гаража канистру с бензином, облил кучу и запалил. Потом в костер отправились все вещи купленные ей для меня. Рубил и выволакивал мебель. Кровать пошла первой. Мебель пока не жег. А только рубил и таскал обломки во все увеличивающеюся кучу. Темнело. Я не заметил как прошел целый день.

Уснул тут же возле догорающего костра когда совсем стало темно. В груди только что то трепыхалось. Кровь стучала в затылок. И одна мысль как слово из песни крутилась в моей голове: Забыть, забыть, забыть…

Она мне снилась. Снилась так четко и ясно как на яву. Помню, сказал тогда, во сне, что не могу без нее. И просил вернуться.

Проснулся. Светало. Лежал срючившись и дрожал пока не взошло солнце. Оно только начало пригревать, но мне было уже не возможно жарко. Я весь обливался потом.

Откуда он брался не понятно. Ни чего не пил и не ел больше суток. Приснившийся сон не давал мне покоя. Я крутил и крутил его. 

            Подобрав топор начал измельчать мебельную кучу. Очнулся когда уже было совсем темно. Целый день добивал мебель и таскал из дома все новые и новые предметы.

Все. Абсолютно все напоминало о ней. Почему было так больно. Я забился в углу одной из пустых комнат и завыл.

Мне самому было страшно. Я выл, понимая, что еще чуть чуть и сойду с ума, если уже не сошел. Повыв я стал с ней говорить. Вслух, шепотом и про себя. Все время разговаривал с ней. Просил уйти и оставить меня в покое. Выл и просил. Просил и выл. А она все равно была рядом. То радостная, то печальная, то в шортах и майке то несмотря на жару в шубе с капюшоном. И глаза. Куда бы я не посмотрел – везде встречался с ее глазами.

Я уже не отдавал себе отчета какое сейчас время суток. Все слилось какой то нескончаемой вереницей бодрствования и забытья. Когда не спал – говорил с ней. Когда спал, то приходила она.

Мне уже было страшно спать. События нашего знакомства и всех, всех, всех этих дней вспоминались и вспоминались. Рухнул мой мир и мой разум. Я понимал, что ни чего не произошло. Я жил несколько лет с инопланетянкой. Рано или поздно это должно было закончится. Так что же убиваться то? Очень много вокруг мне подобных особей женского пола. Иди в город, знакомься, но нет. Циля не смотря на свою не реальность, не смотря на синтетическое происхождение, была женщиной, моей женщиной. Ели Ева была сделана из ребра, то Циля была сделана из моей души. Все неясные образы, желания и фантазии были воплощены в моей возлюбленной.

Я кидался в крайности, вычислял когда все это началось. Первую холодность, да нет не холодность, а так прохладный ветерок в отношениях. Первое «ладно, ну давай пока, а то я чуть занята..» в телефонном разговоре. Когда она сама ко мне не прижималась, при моем возвращении с работы или от куда то еще. Натянутый смех в ответ на мою, как всегда глупую шутку. Все эти звоночки были. Просто я не обращал на них внимания.

Нет, я все таки это подмечал. Недоумевал. Пугался и прятал, ныкал эти мысли, боясь спросить на прямую, что происходит. 

И утром в субботу не выдержал. Она с утра затеялась пересаживать какие то домашние цветы, буквально не давая приблизится к ней.

-Циля, я же не слепой, что происходит? У тебя появился кто то?

Это была не ревность. Это был страх потерять ее. Вернее я понимал что, что то уже произошло. Уже давно произошло, но ни как не мог в это поверить.

От волнения я не мог говорить стоя и улегся на диван в зале, а она на другом краю комнаты возилась с этим долбанным цветком.

Сидя на коленях перед своей рассадой она подняла голову. На лице была улыбка. Циля улыбалась, а мое сердце бухало и бухало в груди.

- Да. Сказала она.

Шесть лет прошло.

- А что уже прошло шесть лет? – Только и смог переспросить я.

Я хотела тебе сказать, но не смогла.

Это произойдет сейчас. Я тянула как могла. Но эмоциональный всплеск неизбежно подрывает эту систему неустойчивого равновесия…

Сейчас нас станет двое и мы вернемся на свою планету. Прости. Я не могу иначе. Мне очень плохо без своих. И с каждым годом все хуже и хуже. Мне все равно пришлось бы уйти. Две шаровые молнии выплеснулись из Цилиной головы и практически мгновенно унеслись в небо.

Я еще оцепенело смотрел им вслед когда рядом рухнуло на пол ее тело. Нет не тело оболочка, у Цили нет тела, только оболочки. Я поднял ее на руки. Я не верил, не понимал, не хотел верить и понимать. Отнес вниз.

Поднялся в комнату. Сел на стул. Сколько я так просидел я не знаю, а потом взялся за ноутбук…

После того как из дома было вынесено все до последней тарелки, куча за во дворе приобрела угрожающие размеры. Пару раз заходили соседи. Я сними и раньше не особо общался, а смежные заборы были глухие и высокие. Но видимо куча была видна и из-за них. Соседи были посланы так далеко как только я мог придумать. Они были не в чем не виноваты, но сорвался я на них. Просто сорвался. Говорить самому с собой конечно интересно, но если послать соседа мне казалось, что станет легче. Не стало.

Бензин еще остался. Я облил эту кучу и поджог. Зашел со стороны улицы, выгнал из гаража машину. Её машину. Чистенькая, маленькая, аккуратненькая, как сама Циля. И запах. Внутри был тот самый запах. Я поджог и машину.

Зашел в дом и понял, что даже уничтожив все не смогу ее забыть.

Обои. Да же обои выбирала она, и мы их потом клеили. Я глянулся по сторонам, чем бы их содрать. Но все было пусто. Тогда вцепился ногтями и рванул. Клочья бумаги и крови полетели в стороны. Как бешены кот я драл стены и так же наверно орал.

Приближался вой сирен и красные сполохи огня метались за окном пробиваясь сквозь черный дым горящей машины и обломков моей прошлой жизни на улице. Как я теперь понимаю соседи видно вызвали пожарных, но тогда не соображал ни чего. Я драл обои, понимал, что не успею, и тут увидел канистру с остатками бензина. Надо сжечь дом! Как я сразу не догадался? Зачем крушил и бил все вынося на улицу? Надо было поджечь сразу со всем содержимым. Но в холодильнике Цилины оболочки? Как быть с ними? Я замешкался. И тут в комнату влетел первый пожарный. Он шарахнулся от меня в сторону. Взяв канистру я плеснул вокруг себя и отбросив в сторону стал искать вокруг спички или зажигалку.

Я был голый. Так как моя одежда то же была выбрана не без помощи Цили то то же подлежала уничтожению. Я не помнил когда снял ее с себя, да меня это и не интересовало. Мне нужен огонь!

Второй пожарный вбежал буквально через пару секунд от первого. Но видимо был покрепче нервишками. Он сразу не замедляя шага подскочил ко мне и выкинув вперед в движении правую руку ударил меня в нос. Я рухнул навзничь, а пожарный начал бить меня лежачего ногами куда придется.

Отключаясь я слышал еще новый топот. Удары и отборный мат.

Мне было жаль что я не успел. Я потерял сознание.

Как потом оказалось меня отбили полицейские. Они в отличие от пожарных не успели заглянуть в холодильник. Поэтому честно исполнили свой долг. То что от меня осталось закинули в скорую и увезли в больницу. Потушенная на дворе куча и машина перед домом слегка дымили и парили. А машины с разными службами и спецслужбами, начальством разного уровня прибывали и прибывали к моему дому. И все перлись в подвал. В холодильник. А потом бледные блевали по всем окрестностям.

Ну что там спросить такого страшного? Там были двадцать две Цилины оболочки – копии киноактрис. И одна ее постоянная.

***

Не смотря на открытые форточки в комнате было не продохнуть. Я выдолбил почти пачку сигарет и литра полтора кофе. Достал очередную сигарету, и хотя уже тошнило, закурил. Я курил и пил впрок. В камере ни того и не другого не будет. Да собственно мне это было и не нужно. Тут как говорится под разговор, да в хорошей компании.

Непонятно рассказал я все это или продумал про себя? Ну да ладно, не понятно будят переспросят.

Светлана за все это время ни разу меняя не перебила, не переспросила. Вообще она как то да же не смотрела на меня. Она достала из пачки последнюю сигарету, я щелкл зажигалкой.

- И что Вы теперь думаете делать? – спросила она.

- Не ужели кто нибудь поверит в то что Вы нам тут поведали?

Я усмехнулся, «Воля Ваша, барыня»

Столкнулся с ней взглядом. Глаза как глаза. Зеленые. Очень шли ее лицу и всему остальному. Но что то меня в них зацепило. Какие то искринки проскочили, или это табачный дым?

Нееет. Это не мог быть дым.

-Циля? Это ты? – спросил я, на этот раз на французском.

Оказывается я знаю теперь и французский.

  • Upvote 5

Share this post


Link to post
Share on other sites

Затянуло, дочитал, спасибо :) МАКС в общем-то сбоку. А так - зачотно.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Да, фантастика, конечно, но для нас, вирпилов, что то, вроде "Палаты №6". Если долго сидеть за компом в полетушках, то потом и забудешь как жену звать, и она, в конце концов, уйдёт. Потом появится такая вот Циля, неизвестно откуда, неизвестно когда и неизвестно зачем... И будет принимать всяческие облики, которые ты захочешь, или, может быть, которыми ты грезил раньше или просто не рассмотрел в своей жене, проведя всё время в полетушках.

В общем, рациональное зерно в этом рассказе есть. Свифт не зря поместил его сюда.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Нет. Я определённо гений. Какая подача материала. Интрига. Экспрессия (без понятия что за слово, но как звучит). Определённо я не до оценен современниками, надо писать в стол. Поругайте что ли.)

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!

Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.

Sign In Now
Sign in to follow this  

×
×
  • Create New...