Jump to content

Деятельность А. Галланда на посту "Генерала Истребителей".


Recommended Posts

Приветствую.

 

 

Решил дописать свои старые наработки и выложить сюда, вдруг кому интересно будет. Надеюсь, дополните чем-нибудь.

 

 

Стало интересно, а за что же так расхваливают и восхваляют Галланда на западе. 

 

 

Читая мемуары "Дольфо", постоянно крутится в голове вот это: "Я элита, все быдло. Я умный, все дураки. Я Д'Артаньян, все педерасты". Он всех умнее и хотел как лучше, но ему постоянно мешали Геринг/гитлер/американцы/погода  - нужное подчеркнуть. Апофеозом недооценённости его гения обычно считают историю со "Швальбе" - реактивныи Mе262.

 

 

Итак, рассмотрим роль Галланда как инспектора истребительной авиации в генезисе Люфтваффе и его роль в её развитии / деградации в 1941-1945.

 

 

Инспекции Люфтваффе - органы, осуществлявшие контроль за состоянием боевой готовности, ходом боевой подготовки войск. Первоначально входили в состав Министерства авиации (RLM), а затем – Верховного командования люфтваффе, с началом 2–й мировой войны – шефа боевой подготовки. Всего их было 18.

 

 

Luftwaffe Inspektion 3 – Инспекция истребительной, тяжелой истребительной и штурмовой авиации и оружейно–технической службы (Inspektion der Jagd–, Zerstörer– und Schlachtflieger und des Waffenwesens). 
Инспектора: 

 

 

 

 

полковник Вернер Юнк (1.2.1939–4.6.1940); 

 

полковник Герд фон Массов (6.6–18.12.1940); 

 

генерал–лейтенант Курт Бертрам фон Дёринг (19.12.1940–5.8. 1941); 

 

полковник Вернер Мёльдерс (6.8–21.11.1941); 

 

генерал–лейтенант Адольф Галланд (5.12.1941–26.1.1945); 

 

полковник Вальтер Даль (26.1–8.5.1945).

 

 
Карьера Оберлёйтнанта Галланда началась как лётчика - штурмовика, когда он был переведён в 3./J88, эскадрилью, вооружённую бипланами He-51. Первый его боевой вылет состоялся в июле 1937 года на атаку зенитной артиллерии республиканцев.
 
Бывшие лётчики-истребители, такие как Галланд, которые были "понижены" до роли штурмовиков, после того как He-15 устарел и Bf109D стал основным истребителем, были очень разочарованы в этом и часто называли себя "узкоколейные истребители". Несмотря на невероятную популярность немецких штурмовиков среди пехотинцев Франко (которые называли их "trabajadores" (работяги), и несмотря на факт что германская непосредственная поддержка войск на поле боя стала неотъемлемой частью каждого наступления франкистов, боевой дух пилотов-штурмовиков был очень низок. Не последнюю роль в отношении к своей "работе" среди пилотов 3./J88 играл сам Галланд.
 
He-51, был вооружённ двумя 7,92 пулемётами и шестью 10-кг бомбами, и действовал в качестве штурмовика достаточно успешно. Дело дошло до экспериментов с ковровыми бомбардировками и 120-литровыми топливными баками (заполненными бензином и маслом) с присоединённой зажигательной бомбой.
 
После завершения боёв в Испании и с нарастанием кризиса в Чехии, RLM вызвало всех лётчиков, имевших отношение к штурмовой авиации, в Берлин. В первую очередь этот приказ касался Галланда - командира единственной на тот момент штурмовой эскадрильи в Люфтваффе. Галланда раздражало не столько поездка, сколько осознание того, что вся штурмовая авиация в будущем будет строиться вокруг него, как самого опытного в этом деле офицера.
 
Основываясь на опыте, приобретённом в Испании, Галланд составил отчёты о боевых действиях и рекомендации по организации, подготовке пилотов и боевому применению штурмовой авиации. В результате, 5 штурмовых групп было сформировано в течении нескольких недель. Галланд надеялся, что после написания отчётов, его отпустят восвояси. Однако, он был назначен адьютантом и оперативным офицером в одну из них. Он был крайне расстроен тем, что ему предполагалось "быть штурмовиков в следующей войне".
 
Однако вскоре его переводят командиром истребительной эскадрильи 3./JG52 - понижение в должности, но зато - он снова в истребительной авиации!
 
Летом 1939 должно было состояться награждение "Испанцев" - лётчиков, воевавших в составе Легиона Кондор. Галланд был награждён Испанским крестом в золоте. К его сожалению, он не вошёл в число семи лётчиков, получивших Испанский крест в золоте с бриллиантами. Только через две недели его вызвал к себе Геринг и осчастливил "достойной" наградой - Бриллиантами.
 
Лёйтнант Штайнхильпер, пилот 3./JG52, очень чётко описал то, что происходило с Галландом за эти две недели:
 
"Галланд считал несправедливым то, что он был обделён "Бриллиантами", хотя совершил 300 боевых вылетов, в то время как другие лётчики, сбившие 7 и более самолётов, получили высшую награду. ОН считал, что полностью выполнил свою задачу в роли штурмовика, и теперь другие должны "тянуть за него лямку".
 
Но его желание остаться лётчиком-истребителем быстро остудил Геринг. наградив его Бриллиантами, толстяк "поздравил" Галланда переводом на должность командира эскадрильи штурмовиков, вооружённых Hs123. 
 
Так, во главе 4.(Schl.)/LG2, Галланд принял участие в кампании в Польше, совершил около 50 боевых вылетов на поддержку войск на поле боя и был награждён Железным Крестом 2 Класса. Но для человека, желавшего стать лучшим лётчиком-истребителем Люфтваффе, этого было недостаточно. Он пожаловался врачу на ревматизм, который якобы обострялся из-за полётов в Hs123 - биплане с открытой кабиной - и в конце концов добился перевода на должность Адьютанта в III./JG27. 
 
Отвращение к штурмовой авиации у Галланда подкреплялось ещё и тем, что когда Галланд попал в Испанию, он принял командование Штаффелем у лучшего аса - Облт. Хардера, и сдал штаффель Облт. Вернеру Мёльдерсу. Вскоре Штаффель получил Bf109, и Мёльдерс стал лучшим лётчиком-истребителем в Испании, и факт, что Галланд "пролетел" между двумя асами и упустил шанс одержать хоть одну победу определённо его нервировал.
 
Несмотря на то, что Галланд сам описывал бои в Польше как "непревзойдённый пример взаимодействия между авиацией и наземными силами" и признавал разрушительный эффект действий штурмовиков на поле боя в Испании и Польше, Галланд считал, что штурмовики - это регресс Люфтваффе, "опускание до роли летающей артиллерии".
 
Возникает ощущение, что критическая роль штурмовой авиации не было осознана не только Галландом, но и руководством Люфтваффе. Корень проблемы состоит, в конечном счёте, в противостоянии Люфтваффе и Вермахта (сродни противостоянию Геринга и Рёдера в вопросе о взаимодействии авиации и флота).
 
Также, служба в штурмовой авиации далеко не так привлекательна и не обещает таких наград как, например, служба в истребительной авиации. Это было определённо то, что не было в характере Галланда. Истребители считались "элитой", ими восхищались, о них писали газеты. И Галланд мечтал быть первым среди них.
 
Последовавшие несколько лет показали, насколько он был прав, стремясь попасть в истребители - он заслужил все возможные ордена, почёт и славу, и стал самым молодым генералом в Люфтваффе в свои 30 лет. Как он сам говорил ещё в Испании, штурмовики редко "достойно" награждались.
 
Однако его коллеги в Штурмовых эскадрах очень редко получали Рыцарские Кресты. Часто, самые опытные пилоты были награждены только Железным Крестом 1-го Класса. Те, кто получила "Рыцаря", совершали более 300 вылетов.
 
Галланд, несомненно, оказался в своей тарелке, получив должность Инспектора истребительной Авиации, сменив погибшего в авиакатастрофе Вернера Мёльдерса. Лётчик, который два года боролся против того, чтобы стать штурмовиком, считавший штурмовую авиацию "второстепенной", по судьбоносному стечению обстоятельств он получил под командование, кроме истребителей (и тяжелых истребителей), также и штурмовую авиацию!
 
Как Генерал, он ревниво опекал "свой" род Люфтваффе - истребителей. В итоге, штурмовая авиация не получала современного вооружения, своевременного и полноценного пополнения пилотами, как истребительная авиация.
 
Если по честному, то германские истребители понесли тяжелейшие потери до того, как Галланд стал их командиром. Вдобавок, недостаточное пополнение пилотами, проблемы в высшем командовании и растаскивание истребителей от Мурманска до северной Африки и от Москвы и Чёрного моря до Франции. Галланд столкнулся с невероятными проблемами, и несмотря ни на что он никогда не оказывал штурмовикам никаких "услуг" и не делал никаких поблажек.
 
В конце концов, значение авиации непосредственной поддержки войск выросло настолько, что её нельзя было игнорировать. Осенью 1943, ситуация наконец изменилась - штурмовики, вместе с пикировщиками, были выведены в отдельный род авиации, и получили свою инспекцию и своего Генерала. Сначала это был "пикировщик" Купфер, однако он не успел наломать дров, и после его смерти в авиакатастрофе, его сменил "штурмовик" Хитчхольд.
Однако с этого времени, штурмовая авиация развивалась не на опережение, а только старалась ответить на вновь возникающие вызовы. Целых три года потерянного впустую времени дали о себе знать.
 

Вот отрывок из его книги:

 

Одновременно, в довершение ко всему проявилась всеобщая потребность ни в чем ином, как в истребителях. 
В частях штурмовой авиации обнаружили, что для них идеальным самолетом является "Fw-190", поэтому Геринг приказал перевооружить эти части на "Fw-190". Ну конечно, у нас их было так много! А в разведывательной службе на передней линии фронта осознали, что лучше всего для их целей подходит "Ме-109", и они тоже их получили. Ночные истребители, летавшие на одномоторных самолетах, использовали самолеты разных видов, однако большей частью это были "Ме-109". Во Франции были сформированы две новые части так называемых истребителей-бомбардировщиков дальнего действия ("Ябо Рей"). Один талантливый летчик, в звании лейтенанта [Oblt. Liesendahl, 10.(JaBo)/JG2 - будущий RKT прим. моё), добился поразительных успехов с помощью истребителя-бомбардировщика "Fw-190", нападая на корабли возле южного побережья Англии. Теперь с дополнительными баками горючего и подвешенными внизу бомбами "Ябо Рей" был предназначен для поражения стратегических целей далеко за пределами Германии, особенно в зоне Бискайского залива. [была образована SKG10, вооружённая Fw190 и занимавшаяся отработкой боевого применения Fw190 в качестве JaBo - причём очень успешно. Прим. моё]. Все было бы просто замечательно, если бы только в истребительных боевых частях мы не испытывали острую нужду и каждом самолете для защиты своей родины!

 

Кроме того, в самом кличе о необходимости истребителя для тысячи и одной цели скрывалось что-то ложное и неправильное. Превосходство в воздухе было утрачено на всех фронтах, в результате паши потери возрастали, а специальные самолеты, типа разведывательных и штурмовых, были слишком медлительными, чтобы противостоять вражеским истребителям. Вместо того чтобы снова завладеть превосходством в воздухе с помощью большого количества истребителей, мы ослабляли свои силы, забирая самолеты у истребительной авиации ради использования их в других целях. Всю серьезность этого вмешательства подтверждает один пример: в 1944 году только в воздушную разведку и в штурмовые эскадрильи было направлено 1300 "Ме-109" и 4500 "Fw-190".
.........................

 

Мой оперативно-боевой вылет подтвердил, что спад нашей боевой мощи был вызван не только материальными, но еще и проблемами с личным составом. Чем сильнее падал уровень подготовки новых пилотов, тем более важным для наших авиачастей становилось то, чтобы их возглавляли опытные и способные офицеры. Естественно, что в них имелся недостаток более, чем когда-либо. Хороший офицер является продуктом тщательного отбора и подготовки. Но багаж опыта мог быть накоплен только в ходе боевых сражений, а этот процесс, к сожалению, является причиной сокращения численности тех же самых офицеров.
Если нам хотелось иметь хорошо подготовленные и более крупные оперативно-боевые силы, то тогда недостаток подходящих командиров можно было преодолеть только за счет увеличения размеров самих авиачастей. В связи с этим еще в начале 1943 года я предложил увеличить обычную численность эскадрильи с 12 до 16 самолетов и летчиков. Это началось осенью 1943 года, когда численность 2-й и 26-й истребительных авиагрупп, воевавших на запале, возросла со 112 до 160 самолетов.

 

Следующим моим шагом являлось ослабление, насколько это было возможно, фронтовой авиации с целью усиления обороноспособности рейха, которая была почти истощена. Эти усилия не оказались тщетными и настойчиво продолжались всю зиму, невзирая на противодействия. Но все выглядело так, как будто все результаты сводились на нет вследствие невероятного усиления воздушной активности союзников. На жерновах мельницы активно действовавшей авиации союзников неустанно перемалывались все наши попытки по наращиванию сил, так что в итоге наша обороноспособность сильно страдала.

 

 

 

 

Даже "отпустив" штурмовиков из своих рук, Галланд всё ещё пытался решить проблемы истребителей за счёт штурмовой авиации, давя на Хитчхольда и Геринга.

 

15 мая 1944 Галланд, вместе с генерал-лейтенантом Шмидом, встретились с Герингом для обсуждения войны в воздухе.
Галланд рапортовал данные за апрель - погибло 489 пилотов-истребителей, прибыло 396.

 

 

Для разрешения этой ситуации, Галланд предложил:
-любой лётчик-истребитель, проходящий службу на штабной должности в Министерстве, должен быть направлен на фронт, если он проходит по медицинским показаниям

 

-80-100 инструкторов, а также несколько лётчиков ночной истребительной авиации должны быть переведены в дневную истребительную авиацию.

 

-две истребительные группы, отправленные на Восточный фронт, должны вернуться назад в Германию. Геринг согласился, переслав данный приказ в II./JG5 и IV./JG54.

 

-штурмовая группа II./SG2 должны быть передана в истребительную авиацию. Геринг отверг это предложение. Галланд аргументировал тем, что в II./SG2 одиннадцать пилотов имеют от 5 до 90 воздушных побед на своём счету, что было лучшим показателем даже чем у многих лётчиков-истребителей. Геринг не поддался, тогда Галланд предложил, чтобы все лётчики-штурмовики, имевшие на своём счету более 5 воздушных побед, были переведены в истребительную авиацию. Геринг тем не менее отдал приказ начальнику Штаба Люфтваффе Гюнтеру Кортену, чтобы в каждой штурмовой эскадре определённое кол-во лётчиков было передано в истребительную авиацию. Но так, чтобы в целом штурмовая авиация не пострадала.

 

 

Результат:

 

1. В штурмовой авиации и так не хватало пилотов, и в истребители было переведено "по разнарядке" большое кол-во штурмовиков, что сильно ослабило и без того находящуюся в перманентном кризисе штурмовую авиацию. Причём, толку от таких "истребителей" было не много - ведь часть из них служило даже не на Fw190F, а на Hs129B! Привыкшие летать малыми группами на малых высотах, эти пилоты были брошены в бои на большой высоте в крупных порядках истребителей против огромного строя из сотен летающих крепостей, прикрываемых сотнями "мустангов" и "тандерболтов".

 

 

2. II./SG2 получила приказ принимать участие в воздушных боях в качестве истребителей. В это время группа занималась восполнением потерь, только-только выйдя из кровопролитных майских боёв над Севастополем. И вот, получив новые самолёты и пилотов, II./SG2 стала атаковать американские четырёхмоторники над Румынией - в основном в районе Плоэшти.

 

В итоге:

 

-Командир II./SG2, Hptm. Karl Günther BLECKMANN (Рыцарский Крест посмертно 09.06.44), более 400 боевых вылетов, 33 воздушных победы - сбит "мустангами" и погиб 04 июня 1944.

 

-Командир 6./SG2, Oblt. Ernst “Bags” BEUTELSPACHER (Рыцарский Крест 04.05.44), 500 боевых вылетов с 1939г, 5 воздушных побед - погиб 22 июля 1944, сбит "мустангами".

 

-Командир 4./SG2 Hptm. Günther “Pan” MÜLLER (Рыцарский Крест 09.10.43 за 600 б/в на Hs123), 23 июня 1944 сбит во время своего 900 (!!!) боевого вылета и погиб.

Не говоря уже о паре десятков фоккевульфов и десятке других пилотов, погибших в этих вылетах.

 

 
////////////////////////////////////////////////////////////////////
 
 
Продолжение следует. В след. части рассмотрим роль Галланда в "развитии" тяжелой истребительной авиации (которую он считал вообще "ненужной"), и, собственно, "успехи" в роли командира истребителей, особенно на Сицилии и в Италии. Ну, и на закуску - увлечение Галланда всякими реактивными ласточками :)
Edited by I./ZG1_Panzerbar
  • Upvote 13
Link to post
Share on other sites

Как Галлнд относился к операции Боденплатте? Какова его роль в ней? Насколько я понял он был против справедливо считая что летчиков истребителей посылать на штурм аэродромов губительно. Что в итоге и вышло. Большие потери и толку по сути от неё небыло.

Link to post
Share on other sites
Как Галлнд относился к операции Боденплатте? Какова его роль в ней? Насколько я понял он был против справедливо считая что летчиков истребителей посылать на штурм аэродромов губительно. Что в итоге и вышло. Большие потери и толку по сути от неё небыло.

Галланд был против не совсем по этой причине. 

 

С июля 1944, когда открылся фронт Вторжения, началась переброска групп "с Западного фронта на Западный фронт", а именно группы из "Обороны Рейха" перебрасывались на фронт для прикрытия немецких войск. И если в боях против Крепостей и их сопровождения, немцы имели порой и успехи, среди череды неудач, то на фронте орды Спитфайров, Тандерболтов и Ко резали немецких истребителей как свиней. Потери истребителей в августе 1944 во Франции были катастрофические, были уничтожены целые группы. Причём, получив приказ перевести на фронт часть истребителей, Галланд бросил туда не опытные части, а недавно сформированные или переформированные из групп тяжелых истребителей. III./JG76, например, была практически полностью уничтожена в течении недели. Западный фронт это была бездонная яма, в которую бросали Группы "на убой" - и задача Галланда была не сохранять опытные части в RVT (Райхсфертайдигунг"), а постараться организовать боевую работу на фронте. Но такого опыта у Галланда не было - на Восточном фронте у него всегда были заместители, которые тянули за него лямку. А с появлением ещё одного фронта, он просто решил сконцентрироваться на РВТ, полностью забив на все другие фронты. 

 

Поэтому, когда у него забрали почти все группы из РВТ для участия в Боденплатте - он был в ярости. Да ещё кто забрал-то - вечный соперник инспектора истребителей - инспектор бомбардировщиков Пёльц! Это была перчатка, брошенная Галланду. У него не просто их забрали, а доверили проведение истребительно-бомбардировочной операции не ему, великому организатору "Удара грома" (операции по прикрытию проводки немецких кораблей из бискайского залива в Норвегию) - а какому-то "бомбовозу"! Это чуть-ли не персональное оскорбление.

 

В итоге он взбрыкнул, и они с дружками подняли "мятеж истребителей". Ну дальше - известно.

 

По Боденплатте - у неё было три недостатка.

 

Первый - она была очень посредственно спланирована. Никакой аналитики, ничего. Просто - "летим туда, стреляем, летим обратно".  А то что маршруты полётов проложены над местами упорных боёв на земле (утыканных зенитками) или вдоль направления полётов Фау-1 (эти аллеи жуков-скакунов были усажены зенитками одна к одной до самого Пролива), или над собственными базами (причем зенитчиков никто не предупредил что свои летят( - никто во внимание не принял. В итоге JG2  была буквально вырезана зенитками ещё до подхода к цели, а SG4 , потеряв ведущего, вернулась на аэродромы - не смогли прорваться по маршруту.

 

Второй - уровень подготовки немецких лётчиков-истребителей - примерно такой-же, что у ВВС в начале войны. Очень низкий. Взлёт отодвинули на более светлое время для того, чтобы пилоты смогли просто взлететь и найти друг друга, и организованно пойти к цели. При этом им давали "лидеров" - ночников на Ju88, которые их должны были вести к цели. Некоторые из которых сами заблудились :) На группу один-два опытных пилота - и всё. Летит группа, 20 самолётов. Появляются несколько Спитов, и начинают их сбивать, одного за одним. Как куропаток. Ведущий группы разбился или сбили - всё, стадо разбежалось Никто не знает куда лететь, где они, и т.д. Поодиночке начинают возвращаться на свою территорию и садиться не первом встречном аэродроме, а то и просто в поле.

 

Третий - недооценка готовности противника. Самы жестокие потери немцы понесли там, где на аэродромах ранним утром 1-го января американцы/англичане уже взлетели и возвращались с боевых вылетов. JG53, JG11, JG6, JG1 - особенно JG1 - понесли катастрофические потери именно от истребителей.

 

Уровень планирования операций в Люфтваффе в конце войны упал в той-же степени, в которой упал средний уровень подготовки пилотов.

Сравнить удары по советским аэродромам в начале войны и "Боденплатте" - небо и земля!

Edited by I./ZG1_Panzerbar
  • Upvote 11
Link to post
Share on other sites

Sturmjager - Штурмовые истребители (штурм имеется ввиду не атака наземки, а штурм "крепостей"), также неофициально известные как Rammjager - "Истребители-тараны" (под "тараном" имеется ввиду не таран-столкновение самолёта с самолётом, а осадное орудие для штурма крепостей) - это была идея Корнацки. 

 

Это по сути "тяжелый истребитель для бедных" - т.е. одномоторные истребители, с усиленным вооружением и бронированием должны были заменить тяжелые двухмоторные истребители. Для двухмоторников нужно дольше готовить экипаж, двухмоторники дороже и сложнее в производстве. А тут взял Фоку, навесил на неё брони, поставил в крылья "30-мм ПэПэШа" (МК108), дал чёткие указания пилоту подойти на пистолетную дистанцию и открыть огонь "до железки" - и всё, вот вам готовый "Штурмъягер" :)

 

Для комплектации и пополнения в такие группы, во все истребительные части рассылались напыщенные послания, для того чтобы смотивировать тех, чьи дома и родственники попали под бомбёжки американцев, переводились в эти части. 

 

Поподробнее про Галланда и истребителей напишу чуть позже. После того, как опишу как Галланд загубил тяжелых истребителей.

  • Upvote 4
Link to post
Share on other sites

А раммягеры, это чья блестящая идея, позабыл что-то, к ним Галланд руку не прикладывали?

Ханс-Гюнтер фон Корнацки обратился с этой идеей к Галланду, тот ей заинтересовался и поручил фон Корнацки создать экспериментальную эскадрилью. В дальнейшем Галланд поддерживал эту тему.

Link to post
Share on other sites
  • 2 months later...

Фото, подписанное Эмилем "Булли" Лангом.

 

post-297-0-36341200-1479752147_thumb.jpeg

 

1-й ряд, слева направо: Вольфганг Фальк (RK), Иоханнес Траутлофт (????, RK-EL??), Адольф Галланд (повязка Geschwader Schlageter RK-Br), кто-то очень знакомый, не могу вспомнить (тоже из JG26, та-же повязка).

2-й ряд, слева направо: неизв. (похож на Альфреда Гриславски), неизв. (похож на Байссвенгера, или Эрвина Клаузена - RK-EL), неизвестный пухляш (на Приллера или на Шпёте похож), неизв. (Иоханнес Визе??).

 

Человека в дверном проёме на заднем плане и старичка, стоящего в пол-оборота, не считаю.

Link to post
Share on other sites

Sturmjager - Штурмовые истребители (штурм имеется ввиду не атака наземки, а штурм "крепостей"), также неофициально известные как Rammjager - "Истребители-тараны" (под "тараном" имеется ввиду не таран-столкновение самолёта с самолётом, а осадное орудие для штурма крепостей) - это была идея Корнацки. 

 

Это по сути "тяжелый истребитель для бедных" - т.е. одномоторные истребители, с усиленным вооружением и бронированием должны были заменить тяжелые двухмоторные истребители. Для двухмоторников нужно дольше готовить экипаж, двухмоторники дороже и сложнее в производстве. А тут взял Фоку, навесил на неё брони, поставил в крылья "30-мм ПэПэШа" (МК108), дал чёткие указания пилоту подойти на пистолетную дистанцию и открыть огонь "до железки" - и всё, вот вам готовый "Штурмъягер" :)

 

Для комплектации и пополнения в такие группы, во все истребительные части рассылались напыщенные послания, для того чтобы смотивировать тех, чьи дома и родственники попали под бомбёжки американцев, переводились в эти части. 

 

Поподробнее про Галланда и истребителей напишу чуть позже. После того, как опишу как Галланд загубил тяжелых истребителей.

 

Rammjäger eto chut chut ne to officialnoe nazvanie Sonderkommando Elbe tak she ih nazivali Rammjäger Elbe et 120 Pilotov pochti dobrovolzow kotorie leteli na bf109 s dopolnitelnoi bronei voorushenie toka pushka 80 snarjadov posle tavo kak boekomplekt zakanchivalsja ij sadacha bila taranit B-17.

 

Tak she esho potom bil sosdan otrjad kotorim cepljali bombi i oni dolshni bili toranit mosti tam vrode tok odin pilot iz nih shiv ostalsja.

 

Sorr za translit))

Link to post
Share on other sites
 


В ноябре 1944-го года командующий истребительной авиацией люфтваффе генерал-лейтенант Адольф Галанд По предложил провести операцию под название "Grosse Schlag" ("Большой удар"). Смысл операции состоял в том, что массированный удар около двух тысяч истребителей позволил бы сбить в течение одного дня 400-500 четырёх-моторных бомбардировщика союзников (числа вполне реальные ибо к концу войны союзники наносили массированные бомбовые удары группами тяжёлых бомбардировщиков количеством по 200-300 бортов). Потери люфтваффе составили бы вполне допустимые 500 истребителей. Однако, из-за конфликта Галланда с Герингом, этот план так и не был осуществлён. 

 

На фоне этого Херрман предложил другой план, позволявший, по его мнению, нанести сопоставимый урон тяжёлой авиации союзников, но требующий меньших затрат. Он предложил сформировать специальные истребительные части, для которых главной и единственной задачей был таран вражеских четырёхмоторных бомбардировщиков. 

 

Вооружить такие части он планировал лёгкими истребителями Мессершмитт Bf-109G-10 и К-1. С них надо было быть снято всё "лишнее" вооружение, кроме одного пулемёта MG131 калибра 13мм. Самолёт становился легче приблизительно на 200 килограмм, за счёт чего был быстрее на 39 км/ч. Такие Мессершмитты должны были набирать высоту 12000 метров и, пикируя оттуда, атаковать бомбардировщики. При этом преимущество в скорости позволило бы им оторваться от истребителей прикрытия. Сбивать бомбардировщики они должны были тараном, целясь в место стыковки фюзеляжа с хвостовым оперением. Шансы выжить у пилотов, по прикидкам Херрмана, были 50 на 50.

 

В соответствии с концепцией Херрмана однократное массовое применение 800 подобных самолетов, которые пилотировали бы добровольцы, могло позволить уничтожить c около 400 тяжелых бомбардировщиков, что вынудило бы союзное командование на несколько недель прекратить дневные налеты на Германию.

 

В конце декабря 1944 г. Херрман через генерал-майора Пельтца передал свои предложения Герингу. Тот в целом поддержал план но выразил сомнение в том, что вряд ли найдется требуемое число добровольцев. Гитлер, которого также ознакомили с предложением Херрмана, дал разрешение на проведение подобных операций, получивших общее наименование "Оборотень" ("Wehrwolf"), только при условии, если будет достаточно добровольцев. Херрман был уверен, что такие добровольцы найдутся в большом количестве, и Геринг поручил ему разработать текст специального обращения к пилотам. Тщательно подбирая слова, Херрман написал это обращение. В нем открыто говорилось об опасности предстоящей операции, но при этом скрывались ее подробности. Первый проект обращения Геринг отверг, так как в нем был пункт о том, что он лично встретится с пилотами перед их вылетом, чтобы поддержать их и пожелать успеха. И только после того, как это положение было убрано, Геринг подписал текст. Позднее Херрман говорил, что он тогда подумал, что Геринг просто не способен появиться перед своими летчиками из-за чувства вины за положение, в котором оказались его Люфтваффе.

 

Ознакомившись с планом операции и обращением Геринга, командующий воздушным флотом "Рейх" генерал-оберст Ханс-Юрген Штумпф (Hans-Jurgen Stumpff) сказал Херрману: "Учитывая значение этого задания, вы можете ожидать от меня полподдержку во всем". В своем комментарии, направленном вместе с обращением командирам подчиненных ему эскадр, Штумпф написал: "Пожалуйста, сообщите мне имена всех добровольцев, чтобы мы могли использовать их как высшие примеры героизма".

 

В 15.25 8 марта 1945 г. текст обращения Геринга был передан во все части воздушного флота "Рейх". Он имел грифы "Секретно" и "После прочтения уничтожить". Командиры эскадр, групп и эскадрилий перед прочтением обращения предупреждали подчиненных о его секретности. Сохранилась лишь одна копия этого обращения, которую по недосмотру не уничтожили в штабе NJG3. В нем говорилось:

 

"Роковая битва за Рейх, наш народ и нашу Родину вступила в критическую стадию. Почти целый мир против нас.

Противник поклялся уничтожить нас в бою и в своей слепой ярости готов стереть нас с лица земли. Последними усилиями мы выдерживаем его накатывающиеся волны.

Как никогда прежде в истории нашей Родины, мы стоим перед окончательным уничтожением, после которого будет невозможно никакое возрождение. Эта опасность может быть предотвращена, если мы будем вести бой в соответствии с самыми высокими германскими традициями.

Я обращаюсь к Вам в этот решающий момент. Я прошу, чтобы Вы спасли одним усилием воли Вашу нацию от окончательного уничтожения. Я призываю Вас выполнить задание, вернуться из которого имеется лишь малая возможность. Те из Вас, кто вызовутся, немедленно приступят к летным тренировкам.

Товарищи, почетное место в славной истории Люфтваффе будет вашим. В этот час серьезной опасности Вы дадите немецкому народу надежду на победу и останетесь примером на все времена".

 

Херрман, который никогда не сомневался, что добровольцы найдутся, был поражён результатами набора - уже в первые дни в частях воздушного флота "Рейх" более 2-х тысяч человек вызвались учавствовать в операции. Большинство из них были ещё молодыми людьми, совсем недавно закончившими лётные школы.Из 2000 добровольцев для дальнейшей подготовки были отобраны 1500. Однако если с пилотами проблем больше не было, то с истребителями для них дело обстояло по-другому. Практически все новые самолеты сразу направлялись в боевые части, при этом их суточное производство едва покрывало потребности воздушных флотов, еще хуже было с запасами авиационного топлива. Поэтому начальник Генерального штаба Люфтваффе генерал-оберег Карл Коллер (Karl Koller) отказался предоставить 1500 истребителей и предложил сначала провести операцию гораздо меньшим числом самолетов, чтобы доказать правильность предложенной тактики.

 

Херрман встретился с Коллером, чтобы попытаться убедить его изменить свое мнение. Херрман доказывал, что если на время угроза массированных налетов бомбардировщиков союзников будет снята, то немецкая авиационная промышленность сможет существенно увеличить выпуск новых самолетов. Однако Коллер, помнивший о словах Гитлера, что действия на Восточном фронте остаются главным приоритетом для Люфтваффе, стоял на своем. Не помогло даже вмешательство Геринга, заявившего, что необходима, как минимум, тысяча истребителей. В конце концов переговоры закончились тем, что Коллер обещал передать в распоряжение Херрмана только 350 истребителей. 

 

В качестве центра для подготовки добровольцев был выбран аэродром Штендаль (Stendahl) в 100 км западнее Берлина. Чтобы сохранить готовящуюся операцию в тайне, а также учитывая, что аэродром находился рядом с Эльбой и что многие добровольцы еще не завершили свою подготовку в качестве пилотов, центр получил название "Schulungslehrgang Elbe" ("Учебные курсы "Эльба"). Во главе "Schulungslehrgang Elbe" был поставлен майор Отто Кёхнке (Otto Kohnke), ранее служивший Берлине вместе с Херрманом и бывший его другом.

 

24 марта 1945 г. в Штендаль прибыли отобранные добровольцы. На следующий день состоялась их встреча с Херрманом, который рассказал им о сути предстоящей в ближайшие две недели операции. В завершение он сказал, что теперь у каждого из присутствующих есть время еще раз обдумать свое решение и возможность отказаться от участия. В результате только один человек покинул Штендаль. Никто из оставшихся не выразил сомнения относительно плана операции, и никто не посчитал это задание самоубийственным.

 

К началу апреля было готово уже 250 человек из "Schulungslehrgang Elbe", но в то же время в их распоряжении имелось только 150 специально модернизированных "Мессершмиттов". Самолеты были рассредоточены на нескольких аэродромах, так как командование Люфтваффе считало, что если собрать вместе, то авиация союзников быстро обнаружит их и уничтожит. Свой первый боевой вылет пилоты "Schulungslehrgang Elbe" совершили 7 апреля 1945 г. На утро того дня командование 8-й воздушной армии США запланировало очередной крупный налет на цели в северных районах Германии. Взлет бомбардировщиков был намечен на 07.30, но из-за густого тумана над юго-восточной Англией, где располагались их аэродромы, он был отложен на три часа.

 

Сначала голландское побережье севернее Амстердама под прикрытием 338 Р-51 пересекли 529 В-17 из 3-й авиадивизии. Следом за ними еще севернее в районе Харлингена (Harlingen) линию побережья пересекли 340 В-24 из 2-й авиадивизии, которых сопровождали 229 Р-51 и 55 Р-47. Третья же группа, состоявшая из 442 В-17 из 1-й авиадивизии и 222 Р-51, пересекла голландское побережье южнее Гааги. Как только бомбардировщики оказались над Голландией, оберет Херрман отдал приказ привести в готовность все истребители "Schulungslehrgang Elbe". Вскоре стало ясно, американцы направляются в район между Ганновером и Бременом и менее чем через час войдут в район действия истребителей "Schulungslehrgang Elbe".

 

В 11.15с командного пункта 9-й авиадивизии был дан приказ на взлет. Несмотря на то что операция готовилась заранее, события с самого начала стали развиваться не совсем по плану. Так, в Штендале было всего 16 Bf-109 - остальные обещанные самолеты еще не прибыли, и 40 пилотов из "Schulungslehrgang Elbe" вынуждены были остаться на земле. С аэродрома Делич (Delitsch), расположенного в 20 км севернее Лейпцига, смогла взлететь только часть "Мессершмиттов", так как оказалось, что не хватает подвесных топливных баков. На аэродроме Мортитц (Mortitz) северо-восточнее Лейпцига из-за нехватки запасных частей и топлива готовыми к вылету оказались только 24 истребителя. Из Гарделегена (Gardelegen), расположенного в 30 км юго-западнее Штендаля, поднялись только 20 Bf-109, а еще 20 пилотов остались на земле потому, что на их самолетах еще не были завершены ремонтные работы. И лишь с аэродрома Захау (Sachau), также находящегося юго-западнее Штендаля, взлетели все 30 истребителей. Всего с пяти аэродромов поднялись 120 "Мессершмиттов" из "Schulungslehrgang Elbe", которых прикрывали истребители из I./JG301. Кроме того, с аэродромов Клецан (Klecan) и Руцин (Rucin) около Праги были подняты еще 60 Bf-109 из "Schulungslehrgang Elbe".

 

Службы радиоперехвата союзников, следившие за радиочастотами Люфтваффе, немедленно засекли взлет большого числа истребителей. Однако на этот раз они поняли, что происходит что-то необычное. Во время старта в наушниках пилотов "Schulungslehrgang Elbe" звучали воинственные мелодии, которые вскоре сменил женский голос, напоминавший о погибших во время налета на Дрезден и говоривший пилотам, что на них надеются их родные и друзья. Даже спустя десятки лет оставшиеся в живых пилоты "Schulungslehrgang Elbe" говорили, что они ясно помнят голос той женщины, которая, казалось, разговаривала с каждым из них в отдельности. Был еще один необычный момент, на который сразу же обратили внимание службы радиоперехвата союзников. Радиопередачи были односторонние, они шли только с наземных командных пунктов. Бывшие пилоты "Schulungslehrgang Elbe" утверждали, что они тогда были просто не в состоянии говорить друг с другом или с землей.

 

Херрман отдал приказ, чтобы к 11.40 84 Bf-109, взлетевшие из Захау, Делича и Мортитца, сосредоточились в районе Магдебурга, который, как ожидалось, окажется на южном фланге приближающихся бомбардировщиков. Остальные 36 "Мессершмиттов" из Штендаля и Гарделегена были направлены им в район Демица (Domitz), расположенного в 120 км к северу. По мере того как "Мессершмитты" набирали высоту, начали появляться все новые проблемы. Вскоре восемь самолетов из-за технических неполадок повернули назад. Погода была далека от идеальной, сильная облачность снижала видимость, а морозный воздух создавал дополнительные трудности. Если температура у земли была в пределах -8 - 10"С, то на высоте 5000 метров ока падала до -20"С, а на 10 000 метров составляла уже -48"С. Выяснилось, что в таких условиях неопытным молодым пилотам трудно удерживаться даже в разомкнутом строю. Некоторые из них полностью потеряли ориентировку, так, например, часть истребителей из Захау повернула на северо-запад в направлении Гамбурга вместо того, чтобы лететь на юго-восток к Магдебургу. Таким образом, к 12.00 в районе Магдебурга смогли собраться лишь около 70 Bf-109.

 

Херрману стало ясно, что Bf-109, летевшие из района Праги, из-за малого резерва топлива уже просто не смогут догнать американцев, и он был вынужден отдать приказ об их возвращении на аэродромы. В его распоряжении с каждой минутой оставалось все меньше и меньше истребителей. Перед Херрманом встал выбор - прекратить или все же продолжить операцию. Он понимал, что ему вряд ли удастся получить снова необходимое количество топлива, если этот вылет закончится ничем, и потому решил продолжать операцию. Все истребители "Schulungslehrgang Elbe", находившиеся в воздухе, были направлены на северо-запад для поиска и атаки бомбардировщиков. То, что это было ошибочное решение, показали дальнейшие события. Некоторым пилотам из-за малого опыта в навигации так и не удалось найти противника, и, выработав весь запас горючего, они приземлились на близлежащих аэродромах. 47 Bf-109 были сбиты американскими истребителями еще до того, как смогли приблизиться к бомбардировщикам, еще 6 сбиты уже бортстрелками с бомбардировщиков во время атаки. Только 23 "Мессершмитта" из "Schulungslehrgang Elbe" смогли выполнить свою задачу и таранить бомбардировщики. Пилотом одного из них был унтер-офицер Клаус Хан (Klaus Hahn). Он позднее рассказывал:

 

"Я находился между Ферденом (Verden) и Нинбургом (Nienburg). В наушниках я слышал возгласы наших пилотов, ведущих где-то поблизости бой. Из их переговоров я сделал вывод, что противник находится в районе Ганновера. Неожиданно я увидел четыре одномоторных самолета, которые быстро приближались ко мне. Я, было, подумал, что это наши истребители, но вскоре понял, что это "Мустанги". Они окружили меня со всех сторон и начали атаку.

Я не знал, что делать, так как в моем распоряжении был только один пулемет с 60 патронами. Через мгновение один из "Мустангов" обстрелял меня слева снизу. Американский летчик хорошо прицелился, у меня было раздроблено левое плечо, осколки приборной доски поранили лицо. Мгновенно правой рукой я дал ручку управления до отказа вперед, переведя самолет в пикирование. Выйдя из-под обстрела, я начал выравнивать самолет, чтобы затем выпрыгнуть на парашюте.

Внезапно в 1000 метров низке себя я увидел большую группу бомбардировщиков. Под влиянием какого-то импульса я мгновенно изменил свое намерение и направил истребитель в их сторону. Это были В-17. Я выбрал один из них и начал приближаться к нему с левой стороны. Его силуэт быстро заполнял лобовое стекло моего самолета.

Я не помню самого момента столкновения. Моей последней мыслью было: "Немедленно прыгать!" Как мне это удалось сделать, я не знаю, но когда я пришел в себя, то уже свободно летел к земле. Я подождал еще немного и на высоте около 1000 метров открыл парашют".

 

Хан был направлен в госпиталь, где ему пришлось ампутировать раздробленную левую руку. В-17 из 487BG, который он протаранил, несмотря на сильные повреждения, смог "дотянуть" до аэродрома Сент-Тронд в Бельгии и приземлиться там.

По данным американцев, они потеряли 7 апреля 1945 г. в результате таранов пилотов "Schulungslehrgang Elbe" всего семь В-17 и один В-24.

 

Всего же в ходе налета 7 апреля 1945 г. 8-я воздушная армия США потеряла 13 В-17 из 3-й авиадивизии, 4 В-24 из 2-й авиадивизии и 5 Р-51, еще 8 бомбардировщиков и один истребитель получили повреждения и совершили вынужденные посадки на своей территории. При этом на различные цели в районе Гамбург - Люнебург - Зальцведель - Пархим - Постов - Шверин - Ноймюнстер было сброшено 3123 тонны фугасных и 238 тонн зажигательных бомб.

 

Опознанные тараны пилотами Sonderkommando Elbe.

 

Uffz. Heinrich Rosner, (ex-III/JG.102), два B-24 Liberator из 389th Bomb Group; первый протараненный B-24оказался 44-49533 "Palace of Dallas"; неуправляемый самолёт Роснера затем врезался в другой, неидендефицированный, B-24, возможно заместителя командира; Выжил

Obfw. Werner Linder, (ex-EJG.1), 1 B-17 Flying Fortress, 388th Bomb Group, погиб

Fhr. Eberhard Prock, 1 B-17 452nd Bomb Group,погиб - расстрелян во время спуска на парашюте

Fw. Reinhold Hedwig, 1 B-17 452nd Bomb Group,погиб - сбит P-51 из 339 Fighter Group.

Uffz. Werner Zell, 1 B-17 100th Bomb Group.

Uffz. Werner Zell, 1 B-17 452nd Bomb Group, ранен - сбит P-51.

Ogfr. Horst Siedel, 1 B-17 452nd Bomb Group,погиб

Lt. Hans Nagel, (ex-IV/JG.102), 1 B-17 490th Bomb Group, сбил огнём пулемёта, протаранил второй B-17 и погиб.

Fritz Marktschaftel

Uffz. Klaus Hahn, 1 B-17 487th Bomb Group, ранен в левую руку в бою с 4 P-51D.

Heinrich Henkel, 1 B-24 "Sacktime" 467th Bomb Group,ранен в бою с P-51.

Unknown Bf 109 pilot, 1 B-17 100th Bomb Group,погиб

Unknown Bf 109 pilot, 1 B-17 490th Bomb Group,погиб

 

Luftwaffe  заявило об уничтожении около 22-24 американских самолётов сбитыми пилотами Sonderkommando Elbe.

 

bomber_03.jpg

 

Первый вылет "Schulungslehrgang Elbe" закончился полным провалом. Из 120 истребителей обратно не вернулись 53, или 44%, по разным данным, погибло от 25 до 30 пилотов.

 

Однако "Зондеркоманда" всё ещё представляла собой достаточно серьёзную организованную силу и на её основе всё тем же Херрманом была сформирована Sonderkommando "Bienenstock" (Зондеркоманда "Улей").

 

Первоначально предполагалось, что она будет использована для атаки аэродромов американских бомбардировщиков в Италии, откуда те совершали налеты на немецкие аэродромы в южной Германии. Но в последний момент было решено использовать Sonderkommando "Bienenstock" для атак на коммуникации в тылу советских войск, чтобы хоть как-то замедлить их продвижение. С 25 по 28 апреля пилоты Sonderkommando "Bienenstock", взлетая с аэродрома Поккинг, успели выполнить несколько успешных вылетов, атаковав переправы советских войск через Дунай. Но вскоре была расформирована - война была проиграна.

 

Памятник пилотам "Особой команды Эльба"

Bockelskamp_Gedenkstein_Kommando_Elbe%40

Edited by I./ZG1_Panzerbar
  • Upvote 10
Link to post
Share on other sites

 

 

1-й ряд, слева направо: Вольфганг Фальк (RK), Иоханнес Траутлофт (????, RK-EL??), Адольф Галланд (повязка Geschwader Schlageter RK-Br), кто-то очень знакомый, не могу вспомнить (тоже из JG26, та-же повязка). 2-й ряд, слева направо: неизв. (похож на Альфреда Гриславски), неизв. (похож на Байссвенгера, или Эрвина Клаузена - RK-EL), неизвестный пухляш (на Приллера или на Шпёте похож), неизв. (Иоханнес Визе??).   Человека в дверном проёме на заднем плане и старичка, стоящего в пол-оборота, не считаю.
 

 

Второй В. Бауэр, а первый нифига не Фальк, и нет здесь ни Гриславски, ни Приллера

Link to post
Share on other sites

Слушай, а кто первый тогда? Нос с горбинкой, мне показалось Фальк. По поводу Гриславски и Приллер это догадки, я ж поставил вопрос.

Link to post
Share on other sites

 

 

Слушай, а кто первый тогда?

 

Да Х.з. попадался где-то уже в книжках. И длинный тот... Да и был бы я менее придирчив, то сказал бы что сзади есть и Вильке и Илефельд.  

Link to post
Share on other sites

Это из известного сета из нескольких фоток в гостях у Остеркампа, апрель 41-го, это должно быть как раз после полёта с омарами. Там точно ещё Лютцов должен сидеть на том месте откуда именно эта фотка сделана.  

Link to post
Share on other sites
  • 3 weeks later...

 

Читая мемуары "Дольфо", постоянно крутится в голове вот это: "Я элита, все быдло. Я умный, все дураки. Я Д'Артаньян, все педерасты". Он всех умнее и хотел как лучше, но ему постоянно мешали Геринг/гитлер/американцы/погода  - нужное подчеркнуть. Апофеозом недооценённости его гения обычно считают историю со "Швальбе" - реактивныи Mе262.

 

Неоднозначные выводы. Читал его мемуары "Первый и последний" и не заметил подобного. То что он элита, так это вполне заслуженно. Но он этим не бравирует. В мемурах Штайнхоффа был эпизод, где Галланд как раз пытается нивелировать очередную глупость руководства. Во всяком случае такое впечатление было о нем. Историю со "Швальбе" не совсем понял про "апофеоз"? Гитлер в 262-м видел бомбардировщик, Геринг ему не перечил. Галланд и другие специалисты понимали, что этот самолет должен быть истребителем. Он даже просил Шпеера повлиять на Гитлера. Что в этой истории не так?

  • Upvote 1
Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!

Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.

Sign In Now
×
×
  • Create New...