Jump to content

-DED-Sandr-2

Товарищи [прем.]
  • Content Count

    8
  • Joined

  • Last visited

Community Reputation

5 Neutral

About -DED-Sandr-2

  • Rank
    Товарищ

Информация

  • Пол
    Не определился
  1. Добрый день Однополчане и гости полка! Для информации: сменил ник, чтобы везде быть под одним! Всем Удачи!
  2. Добрый день! Ждем Сталинград! Там видно будет, по мне, пока лучше ИЛа ничего не было с 1998 года!
  3. Добрый вечер! Да я это читал, что и обратило мое внимание, т.к. из рассказов Бабули и Мамы, их конечно было не много (что они могли знать). Мой дед погиб якобы от прямого попадания в блиндаж, либо блиндаж раздавил танк,(так утверждали соседи с улицы с которыми он уходил) но все это конечно условно, по себе знаю, чтобы так утверждать надо как минимум быть рядом, а это как я понимаю со слов.(тем более в той мясорубке) бои были очень жестокие. Именно этот период до настоящего времени не освещен полностью, т.к. Командира дивизии, в итоге, Жуков приказал расстрелять, но и этого не произошло и что с ним потом стало до сих пор загадка истории. А этот период 17СДНО предан забвению. Вот эти места где сражалась 17 дивизия, и часть Варшавского шоссе, где оборонялся полк 1312.
  4. Добрый день. Прочитал Вашу тему и решил написать, может что-то посоветуете. Так вот мой Дед с 1941 года числится пропавшим без вести. Все это время узнать о нем не представлялось возможным. После открытия архивов МО, мне удалось узнать что он служил в 17 СДНО, полк 1312, числиться в безвозвратных потерях с октября 41г. Хотелось узнать батальон и роту где он служил, но к сожалению, пока это не удается сделать. Может подскажите направления поиска. 17-я стрелковая дивизия народного ополчения Москворецкого района столицы. Автор: из статьи генерала-лейтенанта Валентина Гавриловича Щемелева (пулеметчик указанной дивизии осень 1941 года) "Первые бои 17-ой СДНО Москворецкого района г. Москвы" в последствии 17-ой Бабруйской СД. Коммунистическая партия и Советское правительство с самого начала Великой Отечественной войны приняли ряд экстренных мер по мобилизации страны на решительный отпор вероломному врагу. Одной из таких мер было формирование в Москве дивизий народного ополчения. Когда фашистские войска захватили Смоленск, Рославль и Ельню и создалась угроза Москве, дивизии народного ополчения были направлены на фронт. Трудные задачи выпали на их долю в суровые дни октябрьского сражения 1941 года на дальних подступах к Москве. Героически сражались ополченцы плечом к плечу с кадровыми дивизиями. В конце июля на московском направлении развертывался Резервный фронт. В его состав вошла 33-я армия, в которую была включена 17-я стрелковая дивизия народного ополчения Москворецкого района столицы. (Дивизией командовал полковник П. С. Козлов, военкомом был И. С. Кувшинов, начальником политотдела батальонный комиссар И. В. Грязное, начальником штаба подполковник А. П. Дельва. Дивизия имела личного состава — 9300 чел., винтовок и карабинов — около 6000, ручных пулеметов — 82, станковых пулеметов — 167, из них 160 системы «кольта», минометов — 40, орудий — 64, лошадей — 1400, автомобилей — 128 (Архив МО, ф. 216, оп. 679, д. 16, л. 108). 26 сентября 1941 года дивизию переименовали в 17-ю стрелковую дивизию, она стала кадровой.). Армия должна была прикрыть Спас-Деменск и Варшавское шоссе (Архив МО СССР, ф. 132-А, оп. 2642, д. 29, лл. 35-36. В армию входили I, 5, 9, 17 и 21-я дивизии народного ополчения). Впереди в районе Ельни (50 км северо-западнее Спас-Деменска) и на рубеже реки Десны оборонялись войска 24-й и 43-й армий, составлявшие первый эшелон Резервного фронта. 17-я дивизия, еще не завершив формирования и боевого слаживания, получила задачу ко 2 августа занять оборону на левом фланге армии а полосе Варшавского шоссе (иск.) Яблоново, Подлесная (иск.), хутор. Ново-Александровское. Справа переходила к обороне 1-я дивизия, а слева не было никого (Архив МО, ф 219, оп. 679, д. 16, л. 2). Из района Малоярославца дивизия была переброшена по железной дороге на станцию Спас-Деменск и по мере выгрузки в указанном районе занимала оборону. Ее боевой порядок строился в два эшелона. В первом оборонялись 1312-й стрелковый полк (командир майор И. А. Клименюк, комиссар старший политрук И. Ф. Ковалевский, начальник штаба капитан А. П. Курочкин) и 1316-й полк (командир майор И. И. Панкратов, комиссар Н. К. Лизин, начальник штаба капитан А. В. Захаров). Во втором эшелоне располагался 1314-й полк (командир подполковник М. И. Лещинский, комиссар батальонный комиссар Ф. И. Васильев, начальник штаба капитан И. В. Щеголев). Полоса обороны дивизии составляла до 12 км по фронту. В течение августа и сентября дивизия строила оборону: были отрыты окопы полного профиля (основные и запасные), ходы сообщения, под брустверные ниши, блиндажи (траншейная система обороны в то время еще не строилась), оборудованы огневые позиции артиллерии и минометов, командные и наблюдательные пункты и полевые склады, заминированы подходы к переднему краю и некоторые участки в глубине. Перед передним краем на всём фронте дивизии был отрыт противотанковый ров. Продолжалась интенсивная боевая учеба. Заметно сколотились в организованные войсковые организмы роты, батальоны и полки, люди привыкли к боевой обстановке, полевым условиям фронтовых будней. Большую работу по сколачиванию подразделений и частей провели партийные и комсомольские организации. Накануне октябрьского наступления немецко-фашистских войск 33-я армия имела в своем составе три дивизии (17, 60 и 173-ю). (Архив МО, ф.. 219, оп. 679, д. 16. л. 128.) 26 сентября дивизиям народного ополчения были присвоены номера кадровых дивизий (1-я дивизия стала 60-й стрелковой, 17-я — 17-й, 21-я — 173-й). Полосы обороны дивизий значительно расширились, и для их занятия потребовалось произвести перегруппировку. В связи с этим командующий армией 29 сентября поставил 17-й стрелковой дивизии новую боевую задачу, расширив ее полосу обороны к югу до 32 километров. Было приказано: 1314-м полком оборонять участок (иск.) Яблоново, Подлесная (прежний фронт обороны всей дивизии), 1316-м полком занять и оборонять участок Стар. Ближевичи, Латыши (это прежняя полоса обороны 5-й дивизии), 1312-й полк вывести во второй эшелон дивизии в район Палькова, Осиновки, Крисилина. Готовность обороны устанавливалась к 7 часам 30 сентября (Архив МО, ф. 388, оп. 8758, д. 5. л. 423.) Боевые порядки стрелковых полков строились в один эшелон. Имелись значительные, не прикрытые подразделениями и системой огня промежутки как между полками в районе леса юго-восточнее Подлесной (до 4 километров), так и между, батальонами в полках. Части, заняв новые участки обороны только 30 сентября, не успели до начала наступления противника их изучить и освоить. [2 октября 1941 года] Немецко-фашистские войска изготовились для своего «генерального» наступления на Москву. 2 октября после артиллерийской и авиационной подготовки фашисты с рубежа р. Десны перешли в наступление. В полосе Варшавского шоссе на фронте в 60 км наступало до 17 дивизий, из них 5 танковых. Здесь 4-я, танковая группа и 4-я армия наносила свой удар. По живой силе фашисты превосходили наши войска в 5—6 раз, по танкам, авиации и артиллерии — в 8—10 раз (Д. Муриев. Провал операции «Тайфун». М.. 1969, стр. 39.) Врагу в первый же день наступления удалось прорвать оборону находившейся впереди 43-й армии, продвинуться до 20—30 километров и выйти своими танковыми дивизиями непосредственно к обороне 33-й армии, нацеливаясь основным танковым кулаком в неприкрытый разрыв между 17-й и 173-й дивизиями южнее Латыши. Боевые действия 17-й стрелковой дивизии на Варшавском шоссе Части 17-й дивизии с утра 2 октября были приведены в полную боевую готовность. Ограждения с минных полей сняли, а перемычки в противотанковом рву взорвали. [3 октября 1941 года] Ночью 3 октября передовая группа из 7 танков и нескольких мотоциклистов пыталась с ходу ворваться в Латыши. Встреченные организованным огнем 3-го батальона 1316-го полка под командованием старшего лейтенанта С. В. Васильева и потеряв подбитым один танк, фашисты повернули на юго-восток в направлении Анновки (Архив МО, ф. 388. оп 8712. д. 4 л 6.). Утром 3 октября вражеская авиация (группами от 12 до 45 самолетов) начала интенсивно бомбить оборону дивизии. Особенно ожесточенным бомбардировкам подверглись подразделения 1316-го стрелкового полка в районах Старые Ближевичи, Вороновка и Латыши (Архив МО, ф. 388. оп 8712. д. 4 л 6.). Затем до полка пехоты и около 40 фашистских танков атаковали 3-й батальон полка в районе Латыши. Подразделения батальона встретили врага дружным огнем, несколько танков меткими попаданиями артиллеристов противотанковой батареи лейтенанта Н. П. Соколова было подбито. Однако силы были неравны. Не хватало артиллерии. Вражеская авиация нанесла сильный удар, батальон понес большие потери, ранен был командир батальона. Фашистским танкам и превосходящим: силам пехоты удалось потеснить его подразделения к Пупову. Противник устремился в направлении Понизовья. На пути его движения наших, подразделений не было. Узнав о случившемся, командир дивизии приказал командиру 1312-го полка (второй эшелон дивизии) выдвинуть два батальона в Оболовку и остановить прорвавшегося противника (Архив МО, ф. 388. оп 8712. д. 4 л 6.). 3-й стрелковый батальон капитана А. Н. Петрикина был поднят по тревоге и ускоренным маршем направлен на Оболовку. Пройдя Понизовье, подразделение встретилось с наступающим из Оболовки противником. Ополченцы быстро развернулись в боевой порядок и смело вступили в бой. Огнем стрелкового оружия, минометов, приданной артиллерийской батареи 876-го артиллерийского полка под командованием лейтенанта И. К. Андрианова, гранатами и бутылками с бензином воины батальона мужественно отражали наступление немецких танков и мотопехоты. Однако фашисты обошли позиции батальона с востока. Их танки ворвались в Понизовье. Здесь они были встречены организованным огнем 2-го стрелкового батальона под командованием старшего лейтенанта С. И. Прыгунова, выдвигавшегося вслед за 3-м батальоном. Огнем про¬тивотанковых орудий 4 вражеских танка были уничтожены. В Понизовье весь вечер продолжался ожесточенный бой. После короткого артиллерийско-минометного огневого налета, уже в сумерках, командир 1312-го полка майор И. А. Клименюк повел батальоны в контратаку. Дружным ударом воины выбили гитлеровцев из Понизовья и отбросили к Оболовке. В Понизовье было пленено 14 фашистов мотопехотного и танкового полков 2-й танковой дивизии (Архив МО, ф. 388, оп, 8712, д. 4, д. 6.). На участке 1316-го полка гитлеровцы а течение дня пытались мелкими группами танков с мотоциклистами прорваться на Вороновку, но успеха не имели. Около 17 часов до полка пехоты с танками 11-й танковой дивизии предприняли ожесточенную атаку в направлении Вороновки. Здесь натиску превосходящих сил врага подвергся 2-й батальон под командованием лейтенанта Ф. М. Пристяженко. Встреченная организованным огнем фа¬шистская пехота понесла потери и залегла. Танки без пехоты дальше не пошли и повернули обратно, при этом два из них были подожжены бутылками с бензином. В этот день противник больше атак не предпринимал. Однако общая обстановка на левом фланге дивизии, где с соседом — 173-й дивизией — был большой разрыв, складывалась весьма тревожная. В этот разрыв беспрепятственно двигались фашистские 2-я и 10-я танковые дивизии, которые к исходу дня вышли в район Гайдуки и Болтутино, угрожая глубоким обходом обороны 17-й дивизии с востока (Архив МО, ф. 388, оп, 8712, д. 4, д. 7.). Положение левого соседа — 173-й дивизии— в районе Кирова из-за отсутствия связи с ней оставалось неясным. В полосе обороны 60-й дивизии (сосед справа) было спокойно. Связь с командующим и штабом 33-й армии прервалась, ее штаб перемещался из Гайдуков в район Куземки. Тогда командир дивизии полковник П. С. Козлов решил полками первого эшелона удерживать занимаемые позиции, а 1312-м полком к утру 4 октября занять рубеж Понизовье, Печки, Малышкино и прикрыть левый фланг и тыл дивизии. В резерве, у него оставался 1-й батальон 1312-го полка в районе Крисилина. Оборона дивизии растянулась свыше 45 км по фронту. [4 октября 1941 года] С рассветом 4 октября ожесточенные бои развернулись на всем фронте дивизии, причем, как и ожидалось, гитлеровцы пытались, прежде всего, смять оборону 1312-го полка в районе Печек, Малышкина и прорваться вдоль Варшавского шоссе на участке 1314-го полка. Южнее Варшавского шоссе группами по 7—10 танков с мотоциклистами противник предпринимал несколько попыток ворваться в Подлесную, но, потеряв более 10 танков, повернул обратно. Около 14 часов перед фронтом 1314-го полка развернулись главные силы подошедшей 197-й пехотной дивизии в сопровождении 60 танков. При поддержке авиации и артиллерии фашисты пошли в атаку. Неся потери, до 50 танков противника прорвалось по шоссе в направлении на Буду. Однако пехота врага организованным ружейно-пулеметным огнем ополченцев 2-го стрелкового батальона была отсечена от танков и залегла. Прорвавшиеся танки прошли до Буды, но, встретив упорное сопротивление и не поддержанные пехотой, вынуждены были отойти. При повторных атаках 2-й батальон не смог более удерживать своих позиций, понес большие потери и начал с боями отходить в направлении Буды. В районе Любуни вражеская атака была отбита. Через несколько часов фашисты вновь перешли в наступление против 1314-го полка. На этот раз им удалось с большими потерями потеснить подразделения полка и к 20 часам овладеть Любунью, Сутоками и ворваться в Буду (Архив МО, ф. 388, on. 8712, д. 4. д. 7.). С рассветом 4 октября на участке 1316-го полка после массированного удара авиации перешли в атаку главные силы 11-й танковой дивизии. Бойцы 1-го батальона капитана М. И. Баранова при поддержке полковой батареи 120-миллиметровых минометов лейтенанта Н. П. Осипова организованным огнем всех видов оружия отразили две атаки. Наиболее тяжелые бои развернулись на участке батальона Ф. М. Пристяженко, на который обрушился удар до 60 танков и полка пехоты. Наши бойцы мужественно встретили противника. Огнем артиллерии и минометов, стрелкового оружия, связками гранат, и бутылками с бензином уничтожали они танки и пехоту врага. В этом бою бойцы 1-го и 2-го батальонов уничтожили 20 фашистских танков и большое количество пехоты. Однако силы были неравны. Наши подразделения понесли большие потери, особенно 2-й батальон, где были ранены командир батальона, многие командиры рот и взводов. У батальона не хватило сил удержать свои позиции, и он по приказу командира полка начал под огнем противника отходить в лес восточнее Старые Ближевичи. Небольшая группа ополченцев под командой лейтенанта Виктора Волохова, на позиции которой наступало 7 танков, подпустила их к своим окопам, забросала связками гранат, бутылками с бензином и уничтожила (Архив МО, ф. 388. оп. 8712. д. 4, л.6). Гитлеровцы, несмотря на потери, продолжали атаку. До 30 танков прорвалось на огневые позиции 2-го дивизиона (командир майор А. Н. Виноградов) артиллерийского полка дивизии восточнее Вороновки. Героически дрались артиллеристы, 6 танков врага было уничтожено, однако и артиллеристы в неравном бою понесли значительные потери (Архив МО, ф. 388. оп. 8712. д. 4, л.6). Две наших батареи были раздавлены фашистскими танками, но не оставили своих позиций. Находившиеся в это время в полку начальник политотдела дивизии батальонный комиссар И. В. Грязнов и начальник разведки майор А. И. Малышев совместно с командиром полка подполковником В. Л. Алексеенко организовали контратаку; собрав до двух рот стрелков и артиллеристов, они прорвались на позиции 2-го дивизиона и помогли вывести оставшихся людей и орудия на другие позиции. Сбив наши подразделения у Вороновки, танки 11-й вражеской дивизии, а за ними и 5-й танковой в колоннах устремились в направлении Оболовки, Болтутина и Верхуличей. Подошедшая 252-я пехотная дивизия повела наступление на Земцы и Старые Ближевичи. Несмотря на ожесточенное сопротивление воинов 1-го батальона 1316-го полка, гитлеровцам в результате второй атаки уже в темноте удалось занять Земцы и Старые Ближевичи. Топографическая карта района боевых действий 1312-го стрелкового полка 17-й стрелковой дивизии Рано утром на участке 1312-го стрелкового полка до полка вражеской пехоты с танками при поддержке авиации пытались прорваться по дороге на Понизовье и Печки, однако, встретив упорное сопротивление 3-го батальона капитана А. Н. Петрикина и понеся потери, успеха не имели. Две ожесточенные атаки были успешно отбиты. В районе Понизовья развернулось сражение пехотинцев и артиллеристов с фашистскими танками. Огнем 5-й батареи 876-го противотанкового полка под командованием младшего лейтенанта П. Т. Варавы и полковой батареи лейтенанта М. А. Егорова (37-миллиметровые орудия), а также гранатами и бутылками с бензином было подбито и сожжено 15 танков и несколько автомашин. Политрук полковой батареи А. И. Климов, когда выбыли из строя командир и наводчик, встал у орудия и вёл огонь до тех пор, пока не был убит. Героически сражались наши батареи, они погибли, но враг и здесь не прошел (Архив МО, ф. 388. оп. 8712. д. 4, л. 6). Около полудня колонны 5-й танковой дивизии врага, обходя оборону 1312-го полка с востока, начали движение на север в направлении Верхуличей и хутора Ново-Александровского. Командир дивизии вынужден был развернуть на Варшавском шоссе фронтом на восток свой последний резерв — 1-й батальон 1312-го полка капитана К. М. Сорокина. До 10 танков и несколько мотоциклов противника из Верхуличей повернули на запад в тыл обороны полка. Огнем батареи артиллерийского полка дивизии под командованием старшего лейтенанта А. Н. Платонова, развернутой здесь на прямую на-водку и усиленной взводом крупнокалиберных пулеметов роты ПВО стрелкового полка, два вражеских танка были подбиты, остальные повернули обратно. Около 16 часов перед 1312-м полком развернулась 258-я пехотная дивизия, которая при поддержке до 40 танков повела наступление на Понизовье, Печки и Малышкино. Организованным огнем всех видов бойцы 2-ого и 3-ого стрелковых батальонов и спецподразделений полка в упорном бою отразили и эту атаку. В бою впервые были эффективно применены зенитные пулеметы роты противовоздушной обороны (ПВО) полка, под командованием старшего лейтенанта Ф. И. Рыжинского для отражения наступления пехоты (Рота имела четыре счетверенные пулеметные установки «максим» и три крупнокалиберных пулемета ДШК (всего 19 пулеметов), установленных на специально оборудованных автомобилях.). Смертельный ливень огня косил наступающие ряды вражеской пехоты. Две атаки врага в районе Печек были отражены успешно с большими для него потерями. Однако и наши ряды значительно поредели, получил тяжелое ранение командир 3-го стрелкового батальона капитан Петрикин, были ранены командир 2-го стрелкового батальона старший лейтенант Прыгунов, командир 7-й роты лейтенант В. М. Косый, командование ротой принял политрук С. Г. Саркисов. В батальоне вышли из строя все командиры рот и многие командиры взводов. Уже поздним вечером противнику удалось выбить героически сражавшиеся подразделения 3-го батальона из Понизовья. К наступлению темноты 4 октября командованию дивизии стало известно о занятии вражескими танками Спас-Деменска. Танковые дивизии врага вышли на Варшавское шоссе в районе Куземки и Ерши (Архив МО, ф. 388, оп. 8712, д. 4 л. 7 и ф. 6598, оп. 12484; д. 514.). Обстановка на фронте 17-й дивизии сложилась весьма тяжелая. Понеся значительные потери, она продолжала вести напряженные бои в полу окружении с тремя пехотными дивизиями (197, 252 и 258-й), усиленными танками и массированно поддерживаемыми авиацией. Крупная танковая группировка фашистов прорвалась в глубокий тыл. Связь со штабом 33-й армии была прервана, и никаких указаний от командующего армией не поступало. Части дивизии сражались самоотверженно. За двое суток было уничтожено свыше 50 фашистских танков и до 2 тыс. солдат и офицеров (Архив МО, ф. 388, оп. 8712, д. 4 л. 8 и ф. 6598, оп. 12484; д. 514.). Дальнейшее удержание занимаемого района в сложившейся обстановке уже не имело смысла. Дивизии грозило полное окружение. В этой обстановке наиболее целесообразным для сохранения личного состава было начать отход на север в обход Спас-Деменска, используя устойчивое положение частей 60-й дивизии. С выходом в обширный лесной район к северо-востоку от Спас-Деменска можно было вывести дивизию из замыкавшихся вражеских клещей окружения. Такое решение принял командир дивизии полковник П. С. Козлов. На исходе дня на короткое время восстановили связь с командиром 60-й дивизии генерал- майором Л. И. Котельниковым, который предложил организовать совместный выход двух дивизий в обход Спас-Деменска с севера. Районом сосредоточения Дивизии к утру 5 октября был определен лес юго-западнее Старинки. Маршрут движения — Осиновка, Ключи, Стаи, Капустное, Старинки (Архив МО, ф. 388, оп. 8712, д. 4 л. 8). Выход дивизии начался около 23 часов 4 октября. 1316-й полк, как наиболее удаленный и понесший большие потери, используя обширный лесной массив, начал отходить незаметно для противника и сосредоточиваться севернее Варшавского шоссе. Одновременно начали отход и два батальона 1312-го стрелкового полка из района Понизовья и Печек. Отход прикрывался 1314-м полком и одним батальоном 1312-го полка. В ходе его выставлялись заслоны от 1312-го стрелкового Полка на дорогах в сторону Спас-Деменска. [5 октября 1941 года] В полночь 5 октября, когда главные силы дивизии выходили севернее Варшавского шоссе, в район Пальково, где располагался штаб дивизии, вышла колонна из 20 фашистских танков. Штаб дивизии и штабные подразделения, под командованием командира и начальника штаба дивизии заняли круговую оборону. Бутылками с бензином и связками гранат было подожжено 2 танка, остальные, открыв беспорядочную стрельбу, повернули обратно. Утром главные силы дивизии сосредоточились в лесном массиве севернее Спас-Деменска. В этом районе к дивизии присоединилось 10 танков 43-й армии (Архив МО, ф. 388, оп. 8712, д. 4 л. 8.). Однако в районе Старинки наша разведка была встречена сильным огнем противника. К середине дня разведке удалось установить, что рубеж Ртинка, Старинки и севернее занят противником. Оценив обстановку, командир дивизии принял решение осуществить прорыв и районе Старинки днем. Предпринятые три попытки прорваться через Старинки оказались безуспешными, при этом было потеряно 7 танков и много бойцов-ополченцев. В одной из атак получил ранение комиссар дивизии И. С. Кувшинов. Большие потери имелись среди командного состава в частях. Начались поиски мест возможного прорыва на восток. На рубеже Ртинка, Старинки находилось до полка пехоты. По дорогам на север от Спас-Деменска и Ершей двигались танковые колонны 5-й и 11-й немецких танковых дивизий. Таким образом, 17-я стрелковая дивизия, понесшая большие потери, оказалась зажатой танковыми клещами. Командир дивизии принял решение идти на прорыв у деревни Ртинка, который осуществить ближе к рассвету 6 октября (Архив МО, ф. 388, оп. 8712, д. 4, л 8). С наступлением темноты части дивизии выступили. В голове двигался 1312-й полк. [6 октября 1941 года] Выйдя к Ртинке, 1312 и 1314-й полки развернулись и бесшумно в ротных и батальонных колоннах начали переходить заболоченную речку Малую Ворону. Противник обнаружил колонны и открыл шквальный огонь. Завязался огневой бой, закончившийся штыковой атакой. Бойцы, действуя штыком, прикладом и гранатой (у кого они еще были), стремительно бросились на врага. До батальона гитлеровцев было перебито в деревне Ртинка (Архив МО, ф. 388, оп. 8712, д. 4, л 8). Не выдержав ожесточенной штыковой атаки наших бойцов, фашисты в беспорядке бежали на юг и в сторону Старинок. Огонь прекратился. Путь вперед был свободен. Вечером 6 октября остатки частей 17-й стрелковой дивизии начали движение из района Городечня в направлении на Ключики (30 км северо-восточнее Спас-Деменска). К этому времени фашисты захватили Юхнов и Вязьму. По рокадным дорогам с Варшавского шоссе в сторону Вязьмы сплошным потоком двигались колонны немецких танков и автомашин. Однако, прорвавшись у деревни Ртинка, 17-й стрелковой дивизии не удалось выйти из окружения. Предстояло пробиваться с боями дальше на восток. Не имея боеприпасов, горючего и продовольствия, дивизии в целом как соединению вырваться из окружения было трудно. Высказывались мнения, что отдельными группами легче будет переходить дороги, по которым двигались вражеские войска, и если нужно, то прорываться через них с боем. Командир дивизии принял решение выходить на восток по лесам группами в составе по 100—250 человек (Архив МО, ф. 388, оп. 8712, д. 4, л 8). Эти группы, по сути дела, были сводными батальонами, управляемыми назначенными командирами. К середине октября части с большими трудностями и потерями вышли в район Угодского завода (20 км восточнее Малоярославца). Здесь они быстро доукомплектовались и уже через неделю заняли оборону на подступах к городу. Дивизия снова была в боевом строю. Так, в тяжелых боях, в условиях нелегкого отступления, проходило боевое становление дивизии. С честью выполнили свой долг перед Родиной в первых боях ополченцы-москвичи, не дрогнули перед грозным врагом, лавинами его танков и армадами самолетов. Насмерть стояли они на занимаемых рубежах. Бойцы и командиры проявили исключительный героизм, показали образцы доблести, мужества и презрения к смерти. Многие из них погибли. Опыт первых боев показал, что, несмотря на слабую вооруженность дивизии народного ополчения автоматическим оружием и средствами борьбы с танками, подразделения и части в целом стойко удерживали занимаемые позиции. Атаки вражеской пехоты, когда они предпринимались без танков, ополченцы, как правило, отражали. Нередко удавалось отсечь пехоту, наступающую вместе с танками, в таком случае последние возвращались обратно и атака срывалась. Для борьбы с танками в стрелковых полках дивизии основным средством были связки ручных гранат и бутылки с бензином (противотанковая артиллерия, в полку была представлена всего одной батареей 37-мм орудий, совершенно не пригодных для поражения танков). Отважные воины только этими средствами подбили и сожгли за два дня боя до 30 фашистских танков. К сожалению, их имена остались неизвестными. Боеспособность и стойкость частей и подразделений в бою обеспечивали коммунисты-москвичи, численность которых в ротах достигала 50—60 процентов. Партийные и комсомольские организации, командиры и политработники умело направляли высокий патриотизм личного состава и сумели подготовить подразделения к выполнению боевой задачи в условиях явного превосходства врага на земле и в воздухе. Эти первые октябрьские бои явились боевым крещением ополченцев, жестоким испытанием огнем, и, надо отдать должное славным воинам 17-й стрелковой дивизии, они в те суровые дни его выдержали, выстояли, хотя и вынуждены были с боями отступать. Приобретенный опыт первых боев помог дивизии успешно решать задачи обороны на Наре в октябре—декабре 1941 года и в последующих многочисленных боях. В этой дивизии, в полку 1312, в указанный период, сражался и погиб мой дед : Тюрин Сергей Иванович. Все послевоенные годы числящийся пропавшим без вести, предпринятые меры по его поиску(бабушкой и мамой) не давали результатов и только когда открыли доступ с документам МО, мне удалось собрать мизерную информацию. (однополчане Спасибо за понимание!
  5. Спасибо! Хотя конечно жаль, уж очень долго ждал продолжения Ила, ну что же, посмотрим как лучше оплатить!
  6. Добрый день, а вернее уже вечер. Приветствую всех от имени клуба "Трухлявые пни", и непосредственно от лица эскадрильи "ТРW-волки". У меня вопрос, а могу где-то, наличными заплатить, не люблю я что-то, платить по телевизору, а получать по телефону!!!
×
×
  • Create New...